Происхождение свадебных ритуалов на Руси


приложение7

Оглавление

 

Введение. с. 3

Глава 1. Эволюция брачной церемонии русских царей в первой половине XVII века. с. 20

Глава 2. Эволюция брачной церемонии русских царей во второй половине XVII в. с. 71

Глава 3 Церковная и языческая принадлежность ритуальных элементов царских свадебных чинов  с. 93

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. с. 115

Источники и литература. с. 119

Приложение 1. Заочное обручение Марины Мнишек с Лжедмитрием I в Кракове. с. 133

Приложение 2. Величание в Грановитой палате Е.Л. Стрешневой перед венчанием. с. 135

Приложение 3. Первый день бракосочетания М. Романова и Е.Л Стрешневой. с. 136

Приложение 4. Изображение процедуры церковного венчания М. Романова и Е.Л. Стрешневой  с. 137

Приложение 5. Провозглашение здравицы после венчания М. Романову и Е.Л. Стрешневой. с. 138

Приложение 6. Изображение торжественного входа в Грановитую палату после венчания М. Романова и Е.Л. Стрешневой. с. 139

Приложение 7. Встреча М. Романова и Е.Л. Стрешневой после венчания в Грановитой палате  с. 140

Приложение 8. Изображение свадебного пира при бракосочетании М. Романова и Е.Л. Стрешневой  с. 141

Приложение 9. Изображение Соборной площади Московского Кремля – места свадебных процедур московских царей XVII века. с. 142

Приложение 10. План центральной части Кремлевского дворца в начале ХVII века. с. 143

Приложение 11. Словарь отдельных слов и понятий. с. 145

 

Введение

Тема российской идентичности вызывает в последние годы повышенный интерес в обществе. Исследование исторических начал в столь специфической области как церемониал русского двора, является составной частью этой общей тенденции.

В XVII в. церемониалы были важной частью системы государственного управления России. Рождение, свадьба, похороны и многие другие события при русском великокняжеском и царском дворе сопровождались торжественными действиями. Каждый шаг в жизни самодержца и его двора подчеркивался церемониалом, чтобы как можно ярче продемонстрировать его значимость.

Церемониалы высочайших аудиенций, выходов, иных ритуалов поддерживали престиж верховной власти, отражали высший эстетический уровень, демонстрировали преемственность родовых и церковных традиций, являлись важной составной частью образа великой монархии и имели большое воспитательное значение. Данное исследование посвящено одному из таких ритуалов – царской свадьбе.

Свадьбы российских царей XVI–XVII веков отличались исключительным своеобразием, в основе которого лежали многовековые национальные традиции, и праздновались по строгому канону, так называемому «свадебному чину». Эволюцию этого канона на протяжении XVII века и предстоит выявить в данной работе.

Историография.

Многочисленные исторические труды раскрывают детали свадебного чина русских царей. Одним из первых обратил внимание на тонкости свадебной церемонии А.Е. Викторов, где среди прочего, выявил расходы, связанные с первым браком царя Михаила Федоровича с М.В. Долгоруковой. Благодаря этому, к скудным сведениям этой свадебной церемонии были добавлены важные детали.[i]

 

..Часть текста (1,2 главы) изъята из данной публикации. Глава 3 приведена полностью!……………

Объектом исследования в настоящей работе является придворный церемониал (обычай) бракосочетания в XVII веке.

Предмет исследования – государственно–политические и культурно–идеологические аспекты системы обычаев, принципов и норм, составляющих суть свадебных церемониалов начала и середины XVII века. В работе сравниваются практики возникновения и утверждения самобытных классических российских свадебных церемоний, в среде пяти царей – Лжедмитрия I, Василия Шуйского, Михаила Федоровича, Алексея Михайловича и Федора Алексеевича Романовых.

Методологическая основа исследования.

Историко–системный подход позволил рассматривать церемониал как целостность его различных сторон и качеств, воспринимать его развитие во взаимодействии и взаимовлиянии отдельных составляющих.

При изучении разных аспектов темы использован также сравнительно–исторический метод, позволивший выяснить отличия процедур, производившихся на различных промежутках времени.

Структурно–функциональный метод позволил определить структуру церемониалов и предназначение отдельных его составляющих.

 

Источниковая база. Основой документальной базы, главным образом, стали письменные и изобразительные источники. Среди письменных основное место по информативности отводится делопроизводственным и нарративным источникам: официальные чины церемоний, четко фиксирующие этапы церемониального действа, разрядные записи, летописи, мемуары, свидетельства иностранцев, воссоздавших в своих мемуарах живую картину свадебного церемониала. Особый интерес вызывают изобразительные источники.

Делопроизводственные документы представлены сведениями из бумаг Посольского и Разрядного приказов, которые увидели свет в середине XIX–XX вв. К ним можно отнести такие сборники документов как: Дворцовые разряды[xxxviii], и изданные по поручению Министерства иностранных дел России историком и археографом С.А. Белокуровым. Они содержат ряд ценных записей, например, по свадебному чину В. Шуйского.[xxxix]

Актовые материалы: Сборник государственных грамот и договоров, Древняя российская вивлиофика (далее ДРВ), изданная Н. Новиковым,[xl] Описание семи старинных свадеб (Москва, 1798 г.), Описание тринадцати свадеб великих российских князей и государей, изданное М. Комаровым. В этих источниках помещены описания царских свадеб и детальные списки участников церемоний.

Указ cвадебному чину помещенный в сильвестровском Домострое составляет его последнюю 90–ю главу.[xli] Домострой по рукописи Московской патриархальной (синодальной) библиотеки составлен по тексту архимандрита Леонида, напечатанному в Известиях императорского общества истории и древностей российских. Документ дает понятие о применении ряда предметов и блюд в свадебном чине.

«Церемониал или описание венчания посла Великого князя Московского, Димитрия Ивановича, с дочерью Сендомирского воеводы Мнишка, девицею Мариной, в Кракове…» является частью рукописи на польском языке, помещенной под заглавием «Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» в первом томе Русской исторической библиотеки (Санкт–Петербург, 1972 г.). Текст первоисточника был напечатан параллельно на русском и польском языках.

Данные материалы позволяют рассмотреть нюансы установленного этикета. В записях имеется документальное подтверждение о присутствовавших лицах и присвоенных им свадебных ролях (чинах).

Летописные материалы представлены Новым летописцем, Пискаревским летописцем, Московским летописцем. Текст, приведенный в летописях, дает нам возможность оценить то или иное событие, в том числе и с точки зрения их составителей – современников. Некоторые приведенные сведения, проверенные через иные источники, позволяют узнать фактические обстоятельства тех или иных действий. Например, в Новом летописце, где рассказывается о свадьбе М. Романова, упоминается о некоем стороннем влиянии на процедуру царского бракосочетания дворцового окружения: «Испортили царицу Марию Владимировну»[xlii]. Однако этот источник переписывал события в правление Романовых, вероятно сообразуясь с их взглядами.

Свидетельства частных лиц. Это работы, авторы которых являлись очевидцами описываемых событий: И. Масса, А. Олеарий, Г. Котошихин, Г. Паерле, П. Петрей, В. Берх, А.Элассонский, С. Немоевский, Ж. Маржерет и др.

Характерной особенностью свидетельств иностранцев являлось сравнение русских обычаев с иноземными. Не всегда увиденное оценивалось ими с эмоциональной точки зрения, но произведенные трактовки позволяли взглянуть глазами современников на русские церемонии под углом иной культуры. Напротив, русские очевидцы не только подмечали явное несоответствие проводимых обрядов с принятыми в Московии традициями, но и часто выделяли их в своих работах особым эмоциональным фоном. Впрочем, это характерно и для лиц, которых можно (условно) назвать иностранцами. Например, грек по рождению Арсений Элассонский отмечал в своих записках реакцию на нарушение церковных норм бракосочетания Лжедмитрия I: «И после венчания своего оба они не пожелали причаститься Святых Тайн. Это сильно опечалило всех, не только патриарха и архиереев, но и всех видевших и слышавших»[xliii].

Арсений принадлежал к высшим русским церковным иерархам и был не только участником многих исторических событий, но и непосредственно влиял на ход политического процесса. Арсений принимал участие в венчании Лжедмитрия I и Марины Мнишек. Архиерей окончил свое сочинение в 1609 году. Местонахождение греческой рукописи, содержащей его мемуары, в настоящее время неизвестно. Однако недавно была обнаружена ее копия, которую обработал и издал А. Дмитриевский. Мемуары проливают свет на факты отхода царской четы от церковных традиций того времени. [xliv]

“Дневник Марины Мнишек” впервые был издан в 1834 г. в знаменитой серии “Сказания современников о Димитрии Самозванце”, составленной Н.Г. Устряловым. “Дневник” представляет собой записки поляка, находившегося в свите Марины Мнишек, о событиях 1604—1609 гг. “Дневник” содержит известия о свадьбе Марины Мнишек и Лжедмитрия I и дает возможность взглянуть на тот или иной свадебный ритуал с точки зрения современника — иностранца[xlv].

Исаак Масса указал на явную зависимость от церковных традиций, кои были Лжедмитрием I неоднократно нарушены: «…также справлял свою свадьбу в день святого Николая, коего они чтят второй раз по весне, и такой проступок считается у них [московитов] великим грехом».[xlvi]

Адам Олеарий отметил схожесть русских ритуальных элементов с восточными: «У невесты, пока она сидит за столом, на голову накинут платок, покрывающий ей лицо. Подобный обычай существует у московитов или русских, а также у персов и армян».[xlvii] Речь шла о фате, процедурное назначение которой для современников пояснял в своих трудах шведский дипломат П. Петрей: «Лицо у невесты закрыто фатой и открывается только после венчания»[xlviii].

Бывший полковой священник, магистр Генрих Седерберг сделал из своих наблюдений вывод о том, что «между свадьбою людей знатных и простых большая разница, хотя брачный обряд совершается одинаково у тех и других»[xlix]. Им было проведено сравнение принятых бытовых и церковных обыкновений русских и иноземцев.

Уроженец Люнебургского княжества в Германии Конрад Буссов отмечал споры об одежде при бракосочетании царя Димитрия: «На этой свадьбе и коронации произошел немалый спор между царем и московитскими вельможами из-за одежды»[l]. В Хронике К. Буссова имеется целый ряд рассказов, написанных очевидцем и свидетельствующих о том, что К. Буссов оставался в Москве почти до конца 1606 г.

Краковский дворянин С. Немоевский, бывший в Москве с 18 апреля 1606 года по 2 октября 1608 года, описывал бытовые особенности свадебного ритуала Лжедмитрия I, среди которых отметил на русских свадьбах музыкальное сопровождение, как «явление раньше у них неслыханное…».[li]

Ганс Георг Паерле был родом из Аугсбурга. Занимаясь торговлей, он приехал в Москву за несколько дней до бракосочетания Лжедмитрия I, по приглашению секретаря его, Яна Бучинского. Там он пробыл около 18 месяцев и записал все, что случилось ему видеть в Москве. Впоследствии им было издано сочинение на тему русских обычаев.[lii]

Жак Маржерет был капитаном пехотной роты в Москве. С приходом Лжедмитрия I стал начальником одного из отрядов его гвардии. Маржерет прожил в России до сентября 1606 г. и опубликовал впоследствии свои сочинения. Кроме собственных наблюдений, Ж. Маржерет включил в книгу факты, почерпнутые из уст других очевидцев. Подобными информаторами были представители самых различных кругов: Самозванец, его секретарь протестант Станислав Бучинский, «император» Василий Шуйский, «царь» Симеон Бекбулатович, французский купец Бертран де Кассан и даже безымянный повар–француз. Хотя подобная информация имеет неодинаковую степень достоверности, она интересна благодаря различной социальной, политической, национальной принадлежности информатора, его личных оценок и субъективного восприятия действительности.

По поводу процедурных вопросов известия нам оставили такие высокопоставленные иностранные гости как послы Сигизмунда III. Их, прежде всего, интересовала политическая сторона вопроса, а именно восприятие московским царем статуса польского короля, которого они представляли в своем лице: «Послы, зная, что их будут просить на пир, требовали от приставов сведения, какое назначено им место, и хотели сидеть за одним столом с Димитрием».[liii]

Самуэль Коллинс был восемь лет врачом при Царе Алексее Михайловиче и 28 июня 1666 г. по собственной просьбе получил увольнение от службы, вместе со многими подарками и похвальным аттестатом. Возвратившись в Англию, С. Коллинс прославился как писатель особенно двумя, до сих пор известными сочинениями, вышедшими в свет уже после его смерти.[liv]

Уроженец Курляндии Яков Рейтенфельс пробыл в России с 1671 г. по 1673 г. А. Станкевич установил, что Я. Рейтенфельс приходился племянником врачу царя Алексея Михайловича Иоганну Костеру фон Розенбурху. «Сказание о Московии» было составлено около 1676 г., и в 1680 г. в Падуе Фрамботти опубликовал сочинение Рейтенфельса под заглавием «О событиях Московских Светлейшему Герцогу Тосканскому Козимо III».

Григорий Котошихин в своей работе дал нам фактическое представление о брачной церемонии во второй половине XVII века. Рукопись Г. Котошихина впервые была издана Археографической комиссией в 1840 году под редакцией Я. Бередникова, по списку с подлинной рукописи, сделанной проф. С.М. Соловьевым. По мнению автора, «тогдашнее русское общество упорно держалось обычаев и предрассудков старого времени».[lv]

Большую ценность представляют изобразительные источники. В 1810 г. П. Бекетовым была издана в Москве рукопись, описывающая бракосочетание царя Михаила Федоровича с Е.Л. Стрешневой. На нескольких десятках рисунков изображены картины бесчисленных церемоний и обрядов как духовного, так и светского характера: шествие в церковь, венчание, свадебный стол, проводы молодых в опочивальню.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней предпринята попытка сопоставить свадебные церемониалы XVII в. в правление пяти царей – Лжедмитрия I, Василия Шуйского, Михаила, Алексея и Федора Романовых, которые характеризуются как самобытные.

Структура работы отражает логику исследования, его основные цели и задачи. Она состоит из введения, трех глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения, расшифровки отдельных слов и понятий, списка источников и литературы. В качестве приложений приведены иллюстрации с описанием заочного венчания (обручения) Лжедмитрия I, свадебного чина М. Романова, схема маршрута свадебных процессий на территории Московского Кремля и план его помещений на начало ХVII века.

Глава 1. Эволюция брачной церемонии русских царей в первой половине XVII века

1.1 Свадебный чин Лжедмитрия I

Глава 1 приведена частично!

Как известно, брачный ритуал Лжедмитрия I проводился дважды. Первый раз (по католическому обряду) он был проведен осенью 1605 г. в Кракове, а второй раз — через полгода, по прибытии невесты (Марины Мнишек) в Москву. Особенностью первой церемонии стало то, что она была проведена в отсутствие жениха его представителем – послом Афанасием Власьевым.

1.1.1    Церемониал обручения Марины Мнишек с Лжедмитрием I   в Кракове

19(29) ноября 1605 г. в столичном Кракове на площади Рынка в двух соседних домах – ксендза Фирлея и Монтелюпа – состоялась торжественная церемония венчания[lvi] (обручения[lvii]

 


Глава 2. Эволюция брачной церемонии русских царей во второй половине XVII в

2.1 Свадебный чин Алексея Михайловича

 

Глава 2 приведена частично!

Современникам известны два состоявшихся и одно не состоявшееся бракосочетание Алексея Михайловича Романова. Еще в 1647 году 17 летнему жениху были собраны «лучшие невесты, из которых отобрали шесть «кандидаток» в царицы. Царь вручил платок и кольцо дворянской дочери Афимье Всеволожской»,[ccxci] которые она «и хранила до кончины»[ccxcii]. С ней повторилась история М. Хлоповой: «когда на Всеволожскую возложили царский венец, то заговор был исполнен»[ccxciii] она упала в обморок и была объявлена припадочной.

В этом событии можно рассмотреть неизменную традицию вручать невестам платок и кольцо, а также возводить в царевны до венчания.

Итак, вследствие дворцовых интриг эта свадьба была расстроена, невеста с родителями 12 февраля 1647 г. отправлена в тюменскую ссылку. А.М. Романов начал подыскивать новую невесту, которой в январе 1648 года стала Марья Ильинична Милославская.

 

2.1.1 Первая свадьба Алексея Михайловича с М.И. Милославской 16(26) января 1648 г.

 

С Марьей Ильиничной Милославской Алексей Михайлович сочетался браком 16 января 1648 г., в воскресенье. По словам Г. Котошихина, Алексей Михайлович в Успенском соборе «узре некоторого Московского дворянина Ильи

Глава 2 приведена частично!

 

 


Глава 3 Церковная и языческая принадлежность ритуальных элементов царских свадебных чинов

Глава 3 приведена полностью!

С целью составить характеристику качественных изменений свадебного обряда во второй половине XVII века, необходимо установить принадлежность каждого конкретного использовавшегося в ритуале элемента. Их можно условно разделить:

  • на привнесенные (одобряемые) церковью;
  • на рожденные более древними, языческими обрядами, и идущими вразрез со взглядами духовенства.

У древних и новых народов, ни одна свадьба не начиналась без сопровождения брачных обрядов. Состав брачной церемонии включал отдельные элементы, которые трансформируясь, подстраиваясь под славянские традиции, перешли и в XVII век. Есть основания предполагать, что к середине XIII в. древнерусский свадебный обряд был уже достаточно развит, о чем свидетельствует встречающаяся в описаниях свадеб того времени привычная для нас свадебная терминология – женитьба, замужество, венчание, свадьба, жених, невеста, сваты и т.п.

Однако вплоть до XV в. нет достаточных сведений, чтобы составить целостное представление о свадебном обряде. Можно лишь предположить, что в XIV в., с образованием великорусской народности, складывался и развивался национальный свадебный обряд, который постепенно стал нормой для русского народа. Вместе с тем этот обряд в разных местностях со временем приобрел свои отличия и особенности, т.е. существовал в разнообразных формах. Начиная с XV в. появились более подробные описания княжеских свадеб, позволяющие точнее определить основные черты великорусского свадебного обряда.

Описание свадьбы княжны Елены Ивановны, дочери Ивана III, и великого литовского князя Александра Казимировича, состоявшейся в 1495 г., и дипломатическая переписка, связанная с ней, дают возможность установить, что в основных чертах обряд был схож со свадьбами XI–ХШ вв., отличаясь, однако, большей пышностью и богатством.

Дошедшие до нас описания XVI в. чинов царских и княжеских свадеб помогают составить довольно полное представление об обряде, бытовавшем на Руси в то время. Кроме того, становится очевидно, что этот обряд в основном сформировался уже к середине XIV в. В «чине» свадьбы дочери Ивана Ш с князем В. Холмским, происходившей в 1500 г., указывалось, что все должно совершаться «как велось изстари, при князе великом Симеоне Ивановиче, при великом князе Василье Васильевиче, при отце великого князя, а велел быть не поруша ни в чем»[cdiv]. Однотипные указания на соблюдение старой традиции – «как истори уряжено», «как прежде велось», «по обычаю», «по старому обычаю» – постоянно встречаются и в описаниях других царских свадеб того времени. Помимо того, что эти данные помогают установить время формирования обряда, можно увидеть четко выраженное стремление русских государей строго соблюдать древний свадебный чин, которому следовали при заключении брака их предки. Ясно и то, что народный обряд продолжал оставаться обязательной частью бракосочетания, в то время как православная церковь настойчиво внедряла церковный брак, вводила в народный обряд православную символику, атрибуты и элементы ритуала. Изучение «чинов» княжеских свадеб XVI в. (дочери Ивана III с князем В. Холмским, 1500, великого князя Василия Ивановича и Елены Глинской, 1526, князя Андрея, младшего брата Василия, 1533) позволяет утверждать, что к XVI в. уже сложилась терминология великорусского свадебного обряда, определилась номенклатура свадебных чинов и их функции, были приняты особая свадебная одежда, пища и атрибутика, определились основные обрядовые этапы свадьбы, существовал свадебный фольклор.

Тем не менее, некоторые элементы царских свадеб следует рассматривать в контексте заимствования их славянами извне. Одни понятия имеют явное, другие завуалированное сходство.

Относительно зарождения самого понятия «свадьба» прослеживается несколько версий. Исследователь древних обычаев и традиций И. Снегирев отмечал, что «само слово свадьба, стар. сватба, одного корня с Латинским suada, т.е. привлекательная»[cdv]. М. Забылин соглашался, что «венера, как покровительница браков и союзов любви, называлась Suada».[cdvi] То есть учеными единодушно отмечено явное сходство слова «свада» со свадьбой.

В XVII в. на Руси наиболее употребительным выражением при обозначении свадебной церемонии было слово «радость»: По мнению A. Терещенко радость «выражала у нас свадебное веселье и свадьбу,— и это значение было самое древнее; оно встречается в XII веке»[cdvii]. Выражение же играть свадьбу, по его мнению, произошло от употребления игр и забав во время свадебного веселья, во время которых происходило приобретение невест. Однако, это обозначение не было единственным. По словам исследователя: «В одной нашей летописи употреблено слово каша, вместо свадьбы. Когда Александр Невский женился (в 1239 г.) в городе Торопце, то он праздновал здесь кашу, потом по возвращении в Новгород другую, – т.е. давал здесь свадебный стол»[cdviii]. Таким образом, из трех названий, одно из них – «радость» перешло в XVII в. неизменным.

На чем основывалась традиция выбора царских невест в XVII веке? Нас интересуют, прежде всего, выбор невесты из собранного в одном месте и в одно время множества «кандидаток».

Как отмечал С.М. Соловьев, «исключая Полян, имевших брачный обычай»[cdix], нравы Древлян предполагали лишь похищение девиц. В то же время, по словам летописца Нестора, у Радимичей, Вятичей, Северян были игры межи селы (т.е. не между селений, а между полей[cdx]), где среди игр, песен и плясок мужчины и выбирали себе невест.[cdxi] Великий князь Владимир, будучи язычником «имел многих жен, и сверх того содержал 300 наложниц. Это доказывает, что до введения христианства было терпимо многоженство».[cdxii] То есть предполагался не только отбор из множества, но и выбор самого множества. Относительно царских бракосочетаний известно, что обычай выбирать невест на смотре зародился при византийском императорском дворе в VIII веке, после чего в XV веке был воспринят на Руси.[cdxiii] То есть обычай публичного смотра невест был привнесен на Русь (при Иване III) стараниями греков–византийцев из окружения великой княгини Софии (Зои) Палеолог.[cdxiv].

В Византии для этого по всем краям рассылали послов с инструкциями. Именно они должны были оценить «прелесть лица» и имели, по меньшей мере, три параметра отбора: меру роста, размер головы и длину стопы.[cdxv] В Московском государстве потенциальных невест к сбору привозили их родители: «Когда к вам эта грамота придёт, и у которых из вас будут дочери девки, то вы бы с ними сейчас же ехали в город к нашим наместникам на смотр, а дочерей девок у себя ни под каким видом не таили бы. Кто же из вас девку утаит и к наместникам не поведёт, тому от меня быть в великой опале и казни».[cdxvi]

В отличие от традиционного поиска невесты по династическим соображениям, смотр невест проводился после предварительного отбора. Этот отбор, среди сотен привезенных девиц, был тщательным: как отмечал Н.И. Костомаров, сначала с ними знакомились бояре и отбирали девиц, соответствующих требованиям: будущая царица должна быть высокого роста, должна быть красивая, здоровая, и желательно, чтобы у неё в семье рождалось много детей – это гарантировало её плодовитость, важнейшее соображение в престолонаследовании. Оставшихся нескольких десятков девушек представляли лично царю.[cdxvii]

Самыми запоминающимися оказались браки Ивана Грозного, который нашёл таким способом трех жен. Ради его 3–й женитьбы было отобрано 2000 девиц (его отец Василий III выбирал из 10, отобранных из 500 девиц, по С.М. Соловьеву – из 1500)[cdxviii]. То есть разница, между византийским и московским отбором, состояла лишь в механизме исполнения: в Византии отбор осуществляли послы (и по месту жительства невесты), тогда как в Московии целая комиссия (и по месту их сбора). Таким образом, с одной стороны публичный отбор невест существовал еще у древних славян (язычество), а с другой именно в царскую церемонию был введен представителями православной Византии (Христианство).

В ходе строго обязательной предбрачной процедуры учитывалось и согласие невесты, чье благоволение будущему мужу также испрашивалось.

 

По мнению Г. Седерберга корни этого уходят в древний Рим: «Отец вызывает свою дочь из комнаты, и она выходит закрытая фатою, и ее спрашивают почти так, как это делалось у древних Римлян, желает ли она такого–то».[cdxix] Согласие невесты и ее родных присутствовало видимо и у отдельных славянских племен. Так, комментируя летопись, С.М. Соловьев отмечал, что «у Полян брак совершался с согласия родственников невесты».[cdxx] Впоследствии это вошло в церковную процедуру венчания, при которой «священник спрашивал невесту: будет ли она любить мужа, если он потеряет зрение, придет в дряхлость или лишится какого либо члена? Когда она все это подтверждала, тогда священник клал на ея голову деревянный, зеленый венец, с надписью вокруг: раститесь и множитесь»,[cdxxi] то есть заключал брачный союз. Здесь можно говорить о двояком (язычества и Церкви) влиянии на рассматриваемый элемент. Впрочем, несмотря на древность, подобное соглашение не противоречило христианским устоям, а потому благосклонно ею поддерживалось.

Выбор брачной пары зависел на Руси от воли родителей. Благословение родителей в изобилии упоминается в различных документах описывающих свадебные чины XVII в.. А. Терещенко отмечал, что «это обыкновение заимствовано от Татар».[cdxxii] Что и дало, вероятно, после введения Христианства начало церковному благословению, которое церковь сделала обязательным условием вступления в брак: «Митрополит Фотий в XV веке, наказывал трехлетнею эпитимиею мужа и жену, вступивших в брак без благословения церковнаго, и потом дозволял сочетаться им церковным обрядом».[cdxxiii] Что касается свадебного обряда царей, то сам статус его требовал наибольшей наглядности, а потому обручение и венчание сопровождались «повсюду чтением молитв и наставлением для сочетающихся».[cdxxiv]

Относительно публичности проведения брачной церемонии можно отметить, что у древних славян брачные игры предполагали скопление людей. Правда ритуал не предполагал множества свидетелей от его начала и до конца. В ключевой момент брачная пара обычно выбирала более уединенное место. В этом качестве иногда указывалось раскидистое дерево, вокруг которого водились кругом молодые. Так у С.М. Соловьева можно найти свидетельство ухода молодых «в лес к заветному дубу: объезжал его три раза, и тем оканчивалось венчанье»[cdxxv] Там же приводится пример заключения брака при объезде озера. Сопряжено это «вождение» было, вероятно, с тем, что боги и добрые духи, покровительству которых вручали молодых, не требовали дополнительных свидетельств заключения брачного союза от сторонних людей.

В первые века Христианства бракосочетание производилось дома, «без особых свидетелей, но впоследствии, когда стали отрекаться от браков, и своевольно разводиться, тогда постановлено совершать обряд в церкви, при собрании народа, и свидетелях».[cdxxvi]

Относительно упомянутой заочной процедуры бракосочетания Лжедмитрия I известно, что соотечественники уже имели ранее опыт заочного обручения: именно подобным образом – in procura – с участием московского посла Джана Баттиста делла Вольпе (Ивана Фрязина) 1 июня 1472 г. в римской церкви Святого Петра были обручены Иван Третий, Великий Князь Московский, и Софья Палеолог[cdxxvii].

На иллюстрации краковского обручения М. Мнишек мы наблюдаем определенное положение молодых (невеста слева, жених справа). Есть основания предполагать, что это делалось издавна, и по очень серьезным причинам. Жених становился или садился справа, оставляя свободной правую руку для оружия, которым он мог достойно защитить ее (и себя) от нападения неудачливого соперника. Впрочем, на иллюстрации свадебных торжеств М. Романова мы можем отметить двоякое положение молодых. На пиру они занимают вышеуказанное положение, тогда как в момент венчания (при соединении рук) – обратное (см. приложения 8 и 4). Здесь, очевидно, положение молодых было народного происхождения и следствием естественной эволюции, а не церковных порядков.

При царских радостях упоминались особые названия молодым: «жених назывался князем, а невеста княгинею. По–видимому, и это не являлось для XVII новшеством. У А. Терещенко отмечалось, что у всех славянских племен солнце именуется князем, а луна княгинею»[cdxxviii]. То есть даваемые молодым титулы имеют древние славянские истоки.

Иерархия свадебных гостей видимо также являлась эволюцией народных ритуалов. Самым главным на свадьбе первоначально являлся тысяцкий. Этот чин упоминается еще в летописях, а также и при описании великокняжеских свадеб XV века. Впоследствии с первых ролей его сместил посаженный отец.[cdxxix] То есть просматривается производное от древнего славянского главенства зачинателя рода – родителя мужского пола.

Из всех лиц, участвовавших в свадьбе самым деятельным лицом, по возложенной на него обязанности издавна был дружко. Он распоряжался всем, что только принадлежало свадьбе и свойственным свадьбе обычаям.[cdxxx] По мнению А. Терещенко, это название «произошло от дружбы, потому что жених избирал в дружки одного из лучших своих друзей»[cdxxxi]. Дружки обоих молодых на царских свадьбах были мужского пола.

Относительно свадебного поезда можно отметить аналогию приведенную Н.Ф. Сумцовым. По мнению исследователя, истоки действа следует искать в разновидности славянского массового танца, хоровода.[cdxxxii]

М. Забылин приводил порядок составления свадебного поезда, принятое в древности у пермяков: Поезд составлялся таким образом: Крестный отец, старший брат или дядья жениха – тысяцкие или бояре. Крестная мать, или старуха тетка, замужняя сестра в – свахи. Младшие братья и знакомые жениха—в дружки, и подружки.[cdxxxiii]

По замечанию историка свадебный поезд обычно составлялся «из нечетного числа поезжан».[cdxxxiv] Н.Ф. Сумцов, ссылаясь на Плутарха, отмечал, что «в жизни семейной четное число должно было служить обозначением уже совершенного и законченного, близкого к смерти, нечетное – обозначением совершающегося, растущего, далекого от конца».[cdxxxv] Из древности нечетное число перешло видимо и в свадебные чины XV – XVII веков: в Свадьбе Василия Даниловича Холмского с дочерью Иоанна IV Софьей (1500 г.) участвовало 75[cdxxxvi], Лжедмитрия I (XVII) – 21, В. Шуйского – 25, М. Романова 37 поезжан.

Большинство царских свадеб XVII века были проведены в осенне–зимний период. Является ли это следствием восприятия древних обычаев или требований Церкви? Вероятно – нет. Принято считать, что у славян в дохристианский период проводилось обычно либо весной, либо осенью на лоне природы[cdxxxvii]. Однако если совершение свадьбы у древних Славян и приурочивалось к определенному времени года, то время это вряд ли было одно и то же для всего Славянского племени. Оно разнилось по местностям.[cdxxxviii] Следовательно, царские свадьбы, проводившиеся в иное время, не символизируют ни языческого, ни церковного начал.

Исследователями древних славянских обычаев не отмечались запреты на совмещение свадебного обряда с каким–либо праздником или жертвоприношением языческому божеству. Скорее наоборот, славянские свадьбы были частью праздников. Тем не менее, в XVII в. такие запреты имелись. Ранее отмечалось, что возмущение при свадьбе Самозванца отчасти было вызвано и тем, что проведение свадьбы совпадало по времени с церковным праздником. Данное ограничение, вероятно, было привнесено извне. Известно, например, что «у Римлян запрещалось совершать браки девиц в праздник, а браки вдов в будни».[cdxxxix]При этом автор не упомянул период. Возможно, что имея истоки более древние, эти запреты были поддержаны Церковью и не противоречили ее канонам.

В свадебных церемониях первой половины XVII века, в процессе церковного венчания, молодые пили из одной чаши вино. Этот сосуд впоследствии публично разбивался женихом. По словам А. Терещенко обычай «пить сладкое вино из сосуда, заедая ячменной лепешкою»[cdxl], практиковался еще у древних евреев. После того молодые «клялись в взаимной любви и верности… бросая на землю несколько глиняных кувшинов, разбивали их и топтали ногами»[cdxli]. Упоминалось, что разбившему первым винный сосуд приписывалось последующее главенство в семье. Разбивание не совсем согласовывалось с духом взаимной любви и уважения проповедуемого христианством, и вероятно, не приветствовалось церковными канонами .

Относительно раннего заимствования прочих свадебных атрибутов также имеются упоминания. По словам А. Терещенко «у Греков и Римлян, употреблялись венки и обручальныя кольца, свечи свадебныя, подарки, осыпание»[cdxlii] М. Забылин дополняет перечень такими элементами как «покрывала (в роде наших вуали или фаты), соединение рук».[cdxliii]

В XVII веке, в ознаменование союза молодых, на них возлагали венки или венцы. На происхождение такого обыкновения еще в древности указывал ряд исследователей. Например, A. Терещенко отмечал, что «награждали венком»[cdxliv] еще в язычестве. По мнению Н.Ф. Сумцова венки присутствовали еще в обрядах египтян, греков, литовцев, германцев. Свадебный венок встречается и у всех славянских народов. Свадебный венок в древнейшее время знаменовал солнце или его нимб. Венок, как «достояние языческого миросозерцания, был принят христианскою церковью для бракосочетаний в конце III века»[cdxlv]. Венок, как символ девичества стоит на более древней ступени развития народного мировоззрения, чем венок изображающий супружество. С этим значением, по мнению историка, свадебный венок очень редко встречается[cdxlvi].

Надевание на новобрачную кокошника и кики, или кокуя, плетение и разделение косы, и покрывание головы повойником, также «ведется изстари»[cdxlvii]. Обычай надевать на голову новобрачной кокошник или кику, расплетать косу на двое «по видимому, перенят у татар, как думают Плено Карпин и Бруина; но Грим говорит, что и у немцев было обыкновение, у новобрачной не распускать волоса, связывать их на голове и прикрывать чепцом. Тертулиан говорит, что у язычников было обыкновение женщинам являться покрытыми, у евреев – тот же обычай, у русских Фата изображает, и до днесь символ стыдливости и скромности».[cdxlviii] Обычай этот пришел, вероятно, еще с тех времен, когда невест похищали. Драгоценный «трофей» тщательно упаковывали с ног до головы в плотную (а не прозрачную) ткань, прежде чем отбыть в дом будущего мужа. В этом смысле фата или покров могут значить полную покорность и подчиненную роль невесты и жены. Ревекка «взяла покрывало и покрылась»[cdxlix], увидев своего будущего мужа Исаака, говорится в Ветхом завете. В покрове также видели средство противостояния духам, которые, прельстившись красотой невесты, могут увести ее, а также и оберег от недоброго глаза. Просматривался в покрове и символ перехода состояния невесты. В старину на Руси бытовала традиция: жених не должен был видеть невесту до свадьбы (отсюда и само слово «невеста», т. е. неизвестная), и фату могли снять только после венчания.

Относительно традиции применения покрова (фаты) невесты в царских церемониях следует отметить, что обычай, при котором ни жених, ни невеста не могли видеть друг друга до сговора, соблюдался ранее не только между простым сословием, но и между государями. Когда посол римского императора Фридриха III, отправленный к Иоанну III (в 1498г.), для испрошения в супружество одной из его дочерей за своего родственника просил, чтобы ему позволили видеть одну из каких–нибудь княжон. Ему отвечали, что Великий князь не дозволит видеть своих дочерей прежде совершения сватовства, «что это было бы противно издавна принятому обычаю, чего князь не намерен нарушать».[cdl] В текстах не упоминалось, традиции какого периода имелись ввиду, но покров, как символ скромности невесты Церковью был принят.

Если покров являлся принадлежностью свадебного облачения невесты, то колпак был обязательным атрибутом царских регалий входивших в состав Большого наряда. По сути, колпак являлся головным убором. Чем выше был колпак, тем более высокое положение занимал её хозяин. В церкви головной убор снимался, в этом случае (а также, если был одет венец или корона) его держали над головой царя. Изображение колпака находят на фреске Софийского собора в Киеве и на старинных браслетах XII века. Существуют и более древние упоминания обозначения головного убора как статусного раздела при сложившемся социальном расслоении.

Кольцо, которое в царских обручениях дарилось суженой, и которым обменивались при венчании, первоначально появилось на Востоке. Евреи, «при собрании посторонних людей, обручали молодых перстнями, в знак не разрывнаго союза»[cdli]. В VIII в.н.э у этого народа кольцо появилось. на смену обычаю вручать невесте монетку в качестве «долгового обязательства» того, что в будущем муж берет на себя финансовую поддержку жены. Врученное таким образом кольцо символ помолвки – является как бы коммерческим обязательством, подтверждающим, что соглашение будет выполнено. С этого момента кольцо давало знак другим мужчинам, что эта женщин уже «не продается «. Позже обычай этот заимствовали древние греки, потом оно перешло к римлянам, а затем распространилось по всему миру.

Кольца невесты и жениха отличались. Древняя «церковь обручала жениха золотым, как знамением солнца, а невесту серебряным кольцом, как знамением месяца, и в предъявление подчиненности последней первому.

В 800 г. Папа римский Николай объявил о праве использования колец христианами, и с того дня кольцо стало служить знаком не только материальной сделки, но и означать верность, постоянство и целостность любви. Оно должно было напоминать людям о святости брака. Точно так же как круг является символом гармонии и совершенства, и у него нет ни начала, ни конца, так и кольцо должно напоминать о бесконечности священного союза и беспредельности супружеской любви.

На Руси жених также «дарил свою невесту шелковым платком»[cdlii]. Его аналогом можно представить древнеримскую перчатку. Кольцо с перчаткой, которое римлянин вручал жене, означало, что она берется делить с мужем все обязанности и допускается в управление домом в качестве равноправного партнера. Подобное сочетание с обручальным кольцом, принятым в древности у славян упоминался Н.Ф. Сумцовым: «В Б. России кольца жениха и невесты кладут в один платок и поднимают выше головы».[cdliii] В царских свадьбах ХІІІ в. периодически встречалось ритуальное взаимное дополнение кольца и платка. Данный симбиоз, как видится, не является церковной традицией, но и не противоречит ей.

Соединение рук брачующихся также имеет, вероятно, не церковное происхождение. Брачный обряд соединения рук «восходит к праарийскому времени»[cdliv] Это действо, по мнению исследователей не столько знаменует взаимную любовь, сколько передачу девушки во власть мужчины.

Первоначальное обустройство опочивальни имело, вероятно, исключительно народное происхождение: новобрачных не клали спать в жилой избе, но в пустой и нетопленной, хотя бы это было зимою. Постель была из соломы, и покрывалась полотном. Другие элементы спальни: постилка ржаных снопов вместо постели, по мнению А. Терещенко делалось « к легким родам»[cdlv], а усаживание молодых на меха – к богатству. По мнению другого исследователя, «спанье на снопах означало прибыток в доме»[cdlvi]. В старинных царских свадьбах в сеннике или спальне молодых по четырем углам втыкали по стреле и на каждой вешали по сорока соболей[cdlvii]. Подобное обыкновение, как указывал Н.Ф. Сумцов, было еще до появления Христианства, у древних Ацтеков. Они также «по четырем углам постели новобрачных втыкали тростниковые и алоевые колючки» [cdlviii]. По мнению исследователя в обоих случаях обряд вызван был опасением колдовства. То есть считалось, что «счастью молодых мешают волшебство и колдовство, … и потому самыя свадьбы были неразлучны с суеверными приметами».[cdlix] Свадебное время считалось благоприятным для разгула нечистой силы, и в средние века даже имелся специальный свадебный чин для борьбы с нею – ясельничий. При этом у Церкви наилучшим средством от бесовских проявлений считались всегда мощи святых, иконы, молитвы, святая вода, но никак не стрелы.

К числу древних народных обычаев, существовавших и в царских домах, принадлежали: мытье в бане накануне свадьбы и после нее. Мытье в бане «выражало чистоту брачнаго ложа и вообще чистоплотность».[cdlx] После первой ночи, «водили молодых в баню, и потом угощали в постели кашею».[cdlxi] Упоминание мыльни в царском свадебном обряде встречалось и до XVII столетия, в описании свадебного чина (1547 г.) Иоанна IV[cdlxii].

По замечанию Н.Ф. Сумцова купание молодых перед свадьбой было свойственно как древним славянам, так и другим народам. Купание это одно из главнейших действий свадьбы индоевропейской в ее более простом виде. Еще «у древних индусов невеста совершала омовение».[cdlxiii] Гера, по греческим сказаниям, купалась перед и после бракосочетания с Зевсом. Видимо ввиду суровости климата, на Руси обливание или купание в открытом водоеме было заменено баней. Таки образом, на Руси, начиная уже с XV в. молодые обязательно должны были после свадьбы омыться в бане. Нарушение этого старинного обычая влекло за собой осуждение молодых общественным мнением.[cdlxiv] Чистота тела приветствовалась Церковью, так же как и чистота помыслов.

Свадебную трапезу можно считать общепринятой традицией. В то же время виды кушаний, порядок их подачи и использования могли остаться на Руси с очень ранних, дохристианских периодов. Обязательными свадебными блюдами по приведенным описаниям являлись хлебные (каравай, перепеча, калачи) блюда, каша, сыр, соль, а также курица.

Предполагается, что установленные в свадебной комнате каравай (круглый высокий хлеб, с разными изображениями), сыр и соль – перешли к нам еще с языческих времен, и по одному мнению олицетворяли солнце, месяц, и благополучие, по другому – каравай «изображал собой брачный союз».[cdlxv]. Говоря о происхождении хлебных блюд, можно прислушаться к мнению М. Забылина и А. Терещенко, утверждавших, что перепеча и «русский каравай, как символы бракосочетания, тоже заимствованы: «У Римлян, как известно, новобрачные, при торжественном бракосочетании, должны есть пирог, приготовленный из муки, размешанной на воде посоленой, и меда».[cdlxvi] Впрочем, это мнение оспаривается другим исследователем, отмечавшим, что слово «каравай» восходит еще к временам арийским.[cdlxvii] В обоих случаях блюдо не связано с христианскими верованиями.

В царском чине каравай впервые упоминается в свадебной записи Василия Ивановича с Еленой Глинской (1526 г.). По «этому случаю приготовили два больших коровая и украсили их сверху большими серебряными пенязями».[cdlxviii] В большинстве случаев, хлеб служил символом оседлого и благополучного домашнего житья. Традиционная соль в этом случае знаменовала благополучие. Впрочем, ее обрядовые истоки прослеживаются в жертвоприношениях древних Евреев. Платон называл соль веществом любимым богами.

Относительно церковного восприятия такого свадебного блюда как каша встречается следующее упоминание: «Да еще к ним приносят тут же на подклеть каши, и они кашу черпают и за себя мечут. Все тое есть бесовское действо….». [cdlxix] Обозначение этого элемента как «бесовского» предполагает, что он шел вразрез с христианскими традициями. То есть, путем их привнесения в свадебную процедуру могло являться язычество.

Что касается «верченого куря», то нельзя не отметить символичность этой птицы. Венды Люнебургские, «долго спустя по принятии Христианства, приносили у священного дерева в жертву петуха, который у Скандинавов был символом огня»[cdlxx] Можно было бы предположить, что ритуальное «верченое куря» берет корни из этой священной жертвы. Этот обычай практиковался и в других местах. Еще в язычестве, у Литовцев, в первый день бракосочетания, муж раздирал принесенную ему на постель жареную куропатку, часть которой давал есть своей супруге. У немцев в средние века, давали новобрачным жареную курицу, которая называлась: брачною или любовною. В России жареную курицу (куря верченое), в первый день подносили новобрачным с XV столетия. Существовало поверье в народе, что только и можно есть лебедей новобрачным.[cdlxxi] Относительно принадлежности этого блюда, и связанного с ним ритуала есть упоминания у М. Погодина: «Да от венчания жених приходит с невестою на подклеть, а не за стол, как не во истинных крестьянех ведется, по христианскому обычаю, а не по странному сему деянию, и тамо принесут им курицу жареную, и жених возмет за ногу, а невеста за другую, и учнут тянути ея разно, и приговавают скверно…. Тако враг научил действовати старых колдунов, баб и мужиков, и жених с невестою, по их научению, и неволею тако творят…» [cdlxxii]. То есть подразумевается, что ритуал этот «вражий», бесовский, не по церковному обычаю.

Принятое на царских свадьбах обрядовое употребление сыра встречалось у поляков, сербов Лужицких.[cdlxxiii] На жертвенное значение сыра у славян есть указание в белорусской купальской песне, в которой девушка собирается угощать «купальничку» белым сыром.[cdlxxiv] То есть используемые свадебные блюда имели древнее происхождение и формировались под влиянием дохристианских верований.

Относительно трех скатертей застилавших по традиции свадебный стол – у каждой из них было свое назначение. Первая скатерть использовалась для трапезы перед венчанием, на второй относили новобрачным угощения в опочивальню, третью же оставляли на столе до конца пира. Вероятно, каждая скатерть в язычестве олицетворяла жертвенный алтарь отдельному божеству или древней силе. Каждая божественная сила ублажалась жертвой в соответствии с представлениями того времени. Жертвы эти символизировали, вероятно, этапы перехода из одного рода в другой. В XVII веке это обыкновение, по–видимому, продолжение указанных верований.

Свеча на свадьбах служила знамением солнца. Обычай провожать молодую в дом новобрачного с факелами в руках был у древних индусов, греков, римлян, германцев и даже китайцев. У римлян впереди невесты несли зажженный факел.[cdlxxv]

Языческие свадьбы сопровождались веселыми и шумными празднествами, непременными участниками которых были «глумотворцы (шутники), органники, гусельники (гусляры)».[cdlxxvi] На это еще ранее указывалось и в работе А. Терещенко: «Еще в половине XVI века, во время свадебного веселия, играли глумотворцы, стихотворцы, гусельники».[cdlxxvii] Вся эта разудалая толпа сопровождала свадебные поезда и после принятия христианства, что вызывало крайнее неудовольствие духовенства.

В сказании «о русальях», (рукоп. XIV в.), есть рассказ о видении св. Нифонта, как нечистые духи радуются при встрече с сопельником, влекут вслед за ним толпы народа и прельщают «овы плясати, а другые плескати вспевающе»; вместе с ними пляшут и бесы: «народи же не видяху бесов, токмо блаженный Нифонт». В слове христолюбца (Паисиевский сборник XIV в.) песни, пляска и музыка отнесены к одному разряду с идольскою жертвою: «не подобает крестьяном игр бесовьских играти, еже есть: плясанье, гуденье, песни мирьские и жертвы идольские».

По рукописи новгородской Софийской библиотеки (конца XV в.) это место распространено так: «не подобает хрестьяном в пирех и на свадьбах бесовьскых игр играти, аще ли то не брак наричется, н(о) идолослужение, иже есть: плясба, гудба, песни бесовьскые, сопели, бубьни и вся жертва идольска»[cdlxxviii]

Относительно свадебных песнопений историки отмечали, что «как ныне, так и прежде, радость сопровождалась песнями».[cdlxxix] То есть этот элемент свадебного фольклора имеет относительно древнее происхождение. Более того подразумевается, что пришел он на Русь извне. На заимствование свадебных песен указывает М. Забылин. Упоминая об этой традиции, историк отмечал, что «все это очень просто до наивности. У Римлян девицы пели песни до полуночи, у спальни новобрачных»[cdlxxx]. У русских же песнопением сопровождался уже весь свадебный обряд, как то видно из величаний, сговоров, девичника и т. п.

Помимо обрядов, хороводов, песен, танцев, перешли к славянам от других народов и другие традиции, например осыпание. Первое сведение об осыпании хмелем на царских и княжеских свадьбах относится к 1526 г. [cdlxxxi]

У многих народов жениха и невесту обсыпали зернами. Зерна пшеницы и риса непременная принадлежность языческой свадьбы (у русских посыпали еще и хмелем). Смысл осыпания, вероятно, заключался в том, чтобы молодые жили счастливо, сыто и богато. Откуда возник этот обычай? Вероятно «от греков и римлян, а также от древних Пруссов»[cdlxxxii]. В качестве источника обряда указываются и другие народы. В частности «у Евреев западного края хмелем или овсом, у Литовцев невесту осыпают маком».[cdlxxxiii] Этим действием не только выражали надежду, что брак будет прочным, но и веру, что зерна передадут свою волшебную силу паре, на которую упадут. Кроме зерен в состав осыпала входили и монеты, так называемые пенязи. В своей статье «Пенязи великокняжеских и царских свадеб» Н.П. Лихачев упоминает один из обязательных атрибутов – отчеканенные специально для свадебного торжества пенязи. Употребление пенязей в данном случае, по мнению автора, было старинным обрядом, имевшим символический смысл и передававшимся из поколения в поколение. Ввиду этого «обряд почти без изменения перешел и в XVII век».[cdlxxxiv]

Одним из лиц, участвовавших в брачном ритуале осыпания, являлась ряженая в выворотную шубу сваха. Истоки появления в свадебных торжествах ряженой в шубу навыворот отметил И. Снегирев, который прослеживал аналогию со скандинавским мифическим существом под именем «Julevetten». «При Византийском дворе Варанги (Варяги) и Готфы, составляющие Царскую дружину, по свидетельству Константина порфир. и Кодина[cdlxxxv], об Рождестве Христове являлись в личинах и шубах, вывороченных на изнанку, вертелись, ударяли жезлами в щиты и пели песни под музыку»[cdlxxxvi]. В русских свадебных обрядах эта роль могла быть почерпнута как из Византии, так и непосредственно от варяжских дружинников. Впрочем, по мнению другого исследователя «обрядовое осыпание в вывороченной вверх шерстью шубе указывает на тучу, изливающую дождь».[cdlxxxvii] На антирелигиозное, языческое происхождение ритуала осыпания и такого его элемента как выворотная шуба указывает следующее упоминание: «да ины вражьи есть затеи: …а как крутят невесту, и покроют ее пеленою, и учнут хмелем осыпати. И как прийдет жених с невестою и с поездом своим, так бабу поставят па кадь, и облекут на нее шубу выворотя» (!)…И станет та баба всех людей хмелем осыпать….» [cdlxxxviii].

Обычай вставания (сажания) молодых на меха, возможно, произошел от древних римлян. Там усаживали на шкуру овцы принесенной загодя в жертву. Таким образом, можно предполагать о древнем языческом происхождении и этой традиции.

Обычай ритуального расчесывания волос молодых отмечается в царских свадьбах ХІІІ века вплоть до 1671 г. Ритуал этот упоминается на Руси еще в ранних текстах народного гадания, а потому может признаваться языческим обрядом. В подтверждение противности этого обычая церковному обыкновению указывает текст приведенный исследователем: «Да у того же жениха те же свахи гребнем голову чешут; да ины вражьи есть затеи…» [cdlxxxix]. Древний славянский фольклор донес до нас следующий гадальный заговор: «Суженый, ряженый, причеши мне голову»,[cdxc] при этом гребень клали под голову. То есть связь «суженого» возлюбленного и причесывания имеется с древних времен.

Обычай «вскрывания», определения непорочности, «почетности» невесты, также, по–видимому, являлся следствием распространения церковного венчального брака и связанного с ним требования сохранения невестой целомудренности до него: «… не причащайте, женивши, а девицам потому же, которая замуж пошла нечиста…». А Терещенко отметил, что, «обыкновение «вскрывать» молодых было заимствовано от восточных народов, у коих оно совершалось до XVII в.»[cdxci]

Покров невесты на царских свадьбах было принято поднимать стрелой. Что касается механизма совершения обряда, его главного элемента – стрелы, то можно предположить его языческое происхождение: Славянское слово «стрела стоит в родстве с ведически star, лат. Stella – звезда».[cdxcii] Этот ритуал, мог знаменовать «солнечный луч, проходящий через тучи, что служило актом брачного соединения солнца и земли».[cdxciii] Вывод очевиден: исполнение ритуалов связанных с применением стрел – имеет корни не связанные с церковными процедурами.

Еще один обычай – охрана молодых возле сенника (брачного ложа) вероятно также заимствован. Про чин мечника высказался в своих записках краковский дворянин Станислав Немоевский: «Ношенья этого меча раньше у них не было в обычае; он только что введен, когда узнали, что такая церемония бывает у нашего короля in solennitatibus».[cdxciv] Впрочем, традиция охраны молодых представляется более древней. Тождественное обыкновение «существовало еще в древней Греции, где стражем был товарищ молодого».[cdxcv] Назвать это обыкновение языческим, как и церковным представляется затруднительным.

Таким образом, множество элементов и действ, входивших в брачный чин русских царей ХІІІ в. были привнесены как церковью, так и более ранними языческими обрядами. Соответственно одни элементы отвергались Церковью, тогда как к другим она относилась терпимо, или приветствовала. Это позволяет нам, по соотношению обрядов той или иной принадлежности делать вывод об изменении мировоззрения в конкретный промежуток времени.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

На протяжении XVII столетия свадебный чин русских царей претерпевал трансформации различной степени значительности и направленности. Изменение, в части бытовых, народных элементов, свадебного чина, привнесенное Лжедмитрием I, следует, видимо считать следствием ориентацией царя на европейские вкусы. Они касались, прежде всего, одежды, блюд и развлечений. Появились запрещенные или отсутствовавшие прежде нетипичные одеяния (гусарский наряд жениха и польское платье невесты), польские блюда, инструментальная музыка и светские балы. Отмечаются некоторые вольности поведения невесты (шла, опираясь на руку тысяцкого). Это производит резкую грань с поведением в Кракове представителя жениха А. Власьева, который тщательно избегал физического контакта даже с вещами, к которым прикасалась царица.

Следует также отметить, что местом свадебного пира во второй и последующие дни служила не Столовая или Золотая изба, а Грановитая палата, где нарушая установленный этикет, жених, обедал, сидя спиной к русским гостям. Традиционную винную скляницу Самозванец доверил растоптать Патриарху. Кроме того царь Димитрий I избегал традиционного, подготовленного по чину мытья в бане.

В то же время, под влиянием католических покровителей им были нарушены и церковные традиции. В прежних свадьбах венчали царей митрополиты[cdxcvi], здесь же венчающим лицом был уже патриарх, временем свадьбы был выбран церковный праздник (Николин день), изменена сама процедура венчания, ее очередность, в результате чего не православная, и, не будучи царской супругой М. Мнишек становилась полноправной царицей Московского государства.

Последующие изменения известные по свадебному чину В. Шуйского касались, прежде всего, времени и места проведения свадебного пира. В случае царя Василия это была уже Золотая палата, и свадьба началась не в четверг, как у Самозванца, а в воскресенье. После венчания В. Шуйский с супругой сначала посетили по древней традиции сенник, и лишь потом вышли в палату, к гостям. Народный обычай посещения на второй день мыльни в этот раз оказался востребован царем. Вновь уделялось особое внимание традиционному, народному свадебному наряду.

К венчанию молодые ехали не «друг за другом», но вместе, в одном ряду (жених по правой стороне от невесты). Традиционно имя невесты было изменено. Особый «княгинин» стол от ее имени был уже в первый день свадьбы. Инструментальная музыка и балы на этой свадьбе отсутствовали. Зато мрачным фоном тожеству служили массовые казни царских врагов. Таким образом прослеживался отказ от новшеств привнесенных царем Дмитрием I в угоду прежним, старинным устоям.

Обручение М. Романова (в отличие от В. Шуйского) произошло незадолго до брака, имя невесты уже не меняли, основным местом пиров была выбрана Грановитая палата. К венчанию молодых уже не вели – двигались сами. Венчание проводил не митрополит или патриарх, а царский духовник, протопоп Максим. Винная скляница уже не разбивалась, но отдавалась на сохранение «в олтарь». После венчания М. Романов, в отличие от В. Шуйского посетил сначала не сенник, но сразу держал путь к свадебному столу, в Грановитую палату. Каравайщиков со свечниками отныне не ставили в церкви вместе, но развели по левой и правой сторонам. В завершение свадьбы, на ее четвертый день царю Михаилу были принесены дары, которые тот вопреки традиции принять отказался.

Таким образом, в первой половине XVII в. народный обряд все еще оставался бытовой нормой. Он по–прежнему содержал множество разнохарактерных и разновременных элементов. С одной стороны в нем сохранялось много обычаев с дохристианского времени, с другой – в обряде явно усилились церковные элементы. Так, Михаил Романов уже не стал разбивать после венчания склянку, как это делали его предшественники, молодых чаще стали кропить «святой водой», перед расчесыванием волос и покрыванием невесты протопоп читал специальную молитву и т.п.

Оставляя такие введения М. Романова, как отказ от разбивания винной скляницы Алексей Михайлович продолжил тенденцию отхода от языческих пережитков свадебного обряда. Свадебный чин уже не содержал многих народных элементов присущих более ранним свадьбам. Вместо народных скоморошьих плясок, гудков и бубнов – на свадьбе звучали церковные песнопения. Рассылаемые грамоты также имели церковный уклон (грамота об отправлении в Туринск молебствия со звоном). Если в первой свадьбе все еще упоминается народный обычай снятия покрова стрелою, то при втором бракосочетании этот обряд уже отсутствует. Непрерывности свадебных гуляний уже не придается прежнего значения: продолжение свадебных торжеств (второе бракосочетание), произошло спустя 2 недели (7 февраля) после первых двух дней (22 и 23 января) свадьбы. Также игнорируются тонкости прежнего свадебного одеяния: у шубы царь уже не стал по обычаю «заметать полы назад за плеча» [cdxcvii]. В чине Алексея Михайловича впервые упоминается о публичных поцелуях молодых по требованию служителя церкви. Изменение сана венчающего духовного лица также получило свое продолжение в свадьбах Алексея Михайловича. Начинает усиливаться ориентация на церковное восприятие сущности брачного союза. Так, накануне свадьбы, царь, специально посетив Успенский собор, получил церковное благословение. Делая акцент на благословениях духовных лиц, царь при этом отказался от их светского угощения. То есть на четвертый день Алексей Михайлович отдельного пира не проводил, посчитав это, видимо, отступлением от церковной строгости. Кроме того царем был издан указ, объявлявший войну таким «соблазнам», как «бесовские песни», «сказки небылые», всякие «позорища».

Федор Алексеевич Романов придал свадебному торжеству еще более строгий характер, чем его отец. При этом свадьбу отпраздновали вообще без всякого чина, очень скромно. Вопреки обыкновению, обе свадьбы царя были назначены на будние дни. Народные гуляния и обряды практически отсутствовали. В документе не упоминается о сопутствующих этому моменту ритуалах и пирах. Единственным развлечением явилась литургия. Венчание проводил на первой свадьбе патриарх, а на второй уже царский духовник. Местом венчания стала не публичная Соборная церковь, а Дворцовая. Это можно объяснить не только слабым здоровьем царя в этот период (при необходимости, жениха в собор могли отнести и на руках), но и снижением значительности придаваемой внешнему блеску церемонии. Этим же можно объяснить и указание на тайность венчания, его ограниченность от внешнего, светского мира.

Таким образом, со второй половины XVII в. церковь более настойчиво боролась за введение церковного брака и вместе с тем усиливала противодействие народному обряду. Эта тенденция просматривается в описаниях свадебного чина, сделанных как Григорием Котошихиным, так и находящихся в XIII томе Древней Вивлиофики. Ни у Алексея Михайловича, ни у его сына не упоминались некоторые ранее использовавшиеся брачные составляющие, известные по более ранним записям (обсыпание хмелем, выворотная шуба свахи, растаптывание стеклянного кубка во время венчания и др.). После первой свадьбы Алексея Романова уже не упоминалось поднятие покрова стрелою (языческий символ). То же направление прослеживается в проповедях митрополита Даниила. В них о народном свадебном обряде говорилось с осуждением, так как он не соответствовал более церковному браку.

Таким образом, эволюционное развитие царского свадебного обряда следует признать подверженным возросшему влиянию Церкви. Усиление этого влияния не совсем совпадало со второй половиной столетия, но приходилось более на царствование Михаила Романова.


Источники и литература

Источники

  1. Чин бракосочетания царя Василия Ивановича Шуйского с княжною Мариею (Екатериною) Буйносовой–Ростовской // Белокуров С.А. Разрядные записи за Смутное время (7113–7121). Приложение. – М.: Типография Штаба Московскаго военнаго Округа. Остожевка, 1907. vostlit.Info (дата обращения ноябрь 2010).
  2. Буссов Конрад. Московская хроника. 1584–1613. – М.; Л.: АН СССР, 1961. www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  3. Ветхий Завет. Бытие. Гл. 24, 65 http://jesuschrist.ru/bible/ (дата обращения декабрь 2010).
  4. Викторов, А.Е. Описание записных книг и бумаг старинных дворцовых приказов / А.Е. Викторов. – М., 1877. – Вып. 1. www.rutracker.org (дата обращения декабрь 2010)
  5. Викторов, А.Е. Описание записных книг и бумаг старинных дворцовых приказов 1584–1725 г. Выпуск 2. / А.Е. Викторов – М. Тип. Щенкина 1883 660с www.rutracker.org (дата обращения декабрь 2010)
  6. Дмитриевский А. Архиепископ Елассонский Арсений и мемуары его из русской истории по рукописи трапезундского Сумелийского монастыря пер. А. Дмитриевского). Хроники смутного времени. – М.: Фонд Сергея Дубова, 1998 vostlit.info/Texts/rus13/Elassonskij/text.phtml?id=475 (дата обращения ноябрь 2010).
  7. Дворцовые Разряды. 1612–1628. – Т. 1. – СПб., 1850 http://www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  8. Дела польские в Москве и в Ярославле лета господня 1608 / Дневник Марины Мнишек / пер. В.Н. Козлякова. – СПб., 1995. www.vostlit.Info/Texts/Rus6/Mnischek/Frametext0.Htm (дата обращения ноябрь 2010).
  9. Дневник Марины Мнишек / пер. В.Н. Козлякова. – Кн. I. – СПб., 1995 wvostlit.Info/Texts/Rus6/Mnischek/Frametext0.Htm (дата обращения ноябрь 2010).
  10. Дневник Маскевича 1594–1621 // Сказания современников о Дмитрии Самозванце / пер. Н. Г. Устрялова. – Т. 1. – СПб. www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  11. Дневник Польских Послов / пер. Н.Г. Устрялова // Сказания Современников о Дмитрии Самозванце. – Т. 1. – СПб., 1859 www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  12. Документы и материалы о свадьбе Лжедмитрия I и Марины Мнишек // Дневник Марины Мнишек. Приложение II. – М.: Дмитрий Буланин, 1995 http://www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  13. Домострой Сильвестровского извода. – СПб.: тип. Глазунова, 1902. – 141 с.
  14. Свадебные разряды московских царей / Древняя Российская Вивлиофика, изд. Н. Новиковым. – Т. XI. – М., 1789. – 455 с. rutracker.org (дата обращения ноябрь 2010).
  15. О сочетании браком благоверного царя Федора Алексеевича с царицею Агафьей Семеновной / Древняя Российская Вивлиофика, изд. Н. Новиковым. – Т. XIII. – М., 1790. – 459 с. rutracker.org (дата обращения ноябрь 2010).
  16. Записки львовского аптекаря о событиях 1606 г. в Москве / пер. Р. Бодуэн де–Куртенэ) // Журнал министерства народного просвещения. – № 5. – 1895 vostlib.info (дата обращения ноябрь 2010).
  17. К. Де Бруин. Сочинение / пер. П.П. Барсова/ Россия XVIII в. глазами иностранцев. – Л.: Лениздат, 1989. – 89 с. http://www.vostlit.info/ (дата обращения ноябрь 2010).
  18. Книга, называемая Новый летописец // Хроники смутного времени. – М.: Фонд Сергея Дубова, 1998 http://www.sedmitza.ru/text/439308.html (дата обращения ноябрь 2010).
  19. Книги Разрядного приказа. – Т. 1 – 4. – СПб., 1850–1855 www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  20. Коллинс Самуил. Нынешнее состояние России, изложенное в письме к другу, живущему в Лондоне. Сочинение Самуила Коллинса, который девять лет провел при Дворе московском и был врачом царя Алек–сея Михайловича / пер. П. Киреевского // Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. – М., 1846. – 309 с. www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  21. Котошихин Г.К. О России в царствование Алексея Михайловича. Современное сочинение Григория Котошихина. – СПб.: Археографич. комиссия, 1859 www.rutracker.org (дата обащения декабрь 2010).
  22. Котошихин Г.К. О России в царствование Алексея Михайловича. Современное сочинение Григория Котошихина. – 3-е изд. – СПб.: Археографич. комиссия, 1884. –. www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  23. Котошихин Г.К. О России в царствовании Алексея Михайловича. 4-е изд. – СПб., 1891. – 65 с. rutreker.org (дата обращения ноябрь 2010).
  24. Мазуринский летописец // Полное собрание русских летописей. – М., 1968. – Т. 31. www.rutracker.org (дата обращения декабрь 2010).
  25. Майерберг А. Путешествие в Московию барона Августина Майерберга, члена императорского придворного совета и Горация Вильгельма Кальвуччи, кавалера и члена правительственного совета Нижней Австрии, послов августейшего римского императора Леопольда к царю и великому князю Алексею Михайловичу, в 1661 году, описанное самим бароном Майербергом / пер. А.Н. Шемякина. – М.: Императорское общество истории и древностей Российских, 1874. vostlib.info (дата обращения ноябрь 2010).
  26. Маржерет Жак. Состояние Российской империи и великого княжества Московии // Россия XV–XVII веков глазами иностранцев / под ред. Ю.А. Лимонова. – Л.: Лениздат, 1986. vostlib.ru (дата обращения 12 мая 2010).
  27. Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. / пер. А. Морозова. – М.: Государственное социально–экономическое издательство, 1936. vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  28. Немоевский С. Иностранцы о древней Москве (Москва XV–XVII веков). – М.: Столица, 1991. www.vostlit.info (дата обращения январь 2011).
  29. Немоевский С. Записки Станислава Немоевского о венчании на царство Марины Мнишек // Дневник Марины Мнишек. Приложение II. – М.: Дмитрий Буланин, 1995. – № 10. vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  30. Новый летописец // Полное собрание русских летописей. – М., 1965. – Т. 14. – С. 151 http://krotov.info/acts/17/1/nov_let1.htm (дата обращения ноябрь 2010).
  31. Олеарий А. Описание путешествия в Московию. – Кн. II. – Гл. 5. – Ч. 20–24 / пер. с нем. А.С. Ловягина. – М.: Русич, 2003. www.vostlit.info. (дата обращения ноябрь 2010).
  32. Отрывки дневника польского сейма 1605 г. // Русская историческая библиотека. – Т. – СПб., 1972. www.russiancity.ru/books (дата обращения ноябрь 2010).
  33. Паерле Г. Описание путешествия Ганса Георга Паерле, уроженца Аугсбургского, с господами Андреасом Натаном и Бернгардом Манлихом младшим, из Кракова в Москву и из Москвы в Краков, с 19 марта 1606 года по 15 декабря 1608 / пер. Н.Г. Устрялова // Сказания современников о Дмитрии Самозванце. – Т. 2. – СПб., 1859 www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  34. Пелевин Ю.А. Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании государя царя и великого князя Михаила Федоровича с государынею царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых. – М.: Издание П. Бекетова, 1810. www. (дата обращения ноябрь 2010).
  35. Петрей П. О начале войн и смут в Московии / пер. А.Н. Шемякина. – М.: Фонд Сергея Дубова, 1997. www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  36. Повесть временных лет (по Лаврентьевской летописи). – Т. I / под ред. Адриановой–Перетц, перевод Д.С. Лихачева. – М.;Л., 1950. http://www.old–russian.chat.ru/01povest.htm (дата обращения ноябрь 2010)
  37. Пискаревский летописец // Полное собрание русских летописей. – Т. 34. www.rutracker.org (дата обращения декабрь 2010). Что там?
  38. Рентенфельс Я. Сказания светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии / пер. А.И. Станкевича) // Утверждение династии. – М.: Фонд Сергея Дубова, 1997. – 418 с. www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  39. Отрывки дневника польского сейма 1605 г. // Русская Историческая Библиотека I т. Памятники, относящиеся к Смутному времени. – Санкт Петербург., 1872. Печатня В.И. Головина ул. Владимирская 15–3. 850 с. www.rutracker.org (дата обращения декабрь 2010)
  40. Сборник князя Оболенского. – М.: Тип. Лазаревых, 1838. – 243 с. http://www.rutreker.org (дата обращения: февраль 2010)
  41. Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел: в 4 ч. – Ч. 2, 3, М., 1819 — 1826. http://gbooks.archeologia.ru/ (дата обращения ноябрь 2010).
  42. Седерберг Г. Заметки о религии и нравах русского народа во время пребывания его в России с 1709 по 1718 год / пер. А.А. Чумикова // Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. – Вып. 2. – М., 1873 www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  43. Терново–Орловский Иоанн, Высокогорский Аарон. Описание седьми старинных свадеб: великаго князя Василиа Иоанновича Храбраго (а), и великих государей, царей и великих князей: Иоанна Василиевича Грознаго (б), Василиа Иоанновича Шуйскаго (в), Михаила Феодоровича Романова (г).: Какие при оных по тогдашнему обыкновению происходили обряды. – М.: Унив. тип., у Ридигера и Клаудия, 1798 г. – 60 с. http://sigla.rsl.ru/ (дата обращения ноябрь 2010).
  44. Чиновный список свадьбы Лжедмитрия I с Мариной Мнишек (отрывок) // Документы и материалы о свадьбе Лжедмитрия I и Марины Мнишек // Дневник Марины Мнишек. – Приложение II. – № 9. – М.: 1995, www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  45. Ян Стрейс. Три путешествия. – М.: ОГИЗ–Соцэкгиз, 1935 www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).

 

Литература:

 

  1. Алмазов, А.И. Сообщения западных иностранцев XVI – XVII вв. о таинстве в русской церкви / А.И Алмазов. – Казань: Типо–литография Императорского университета, 1900. 75 с.
  2. Андреев, И.Л. Алексей Михайлович / И.Л. Андреев. – М.: Мол. гвардия, 2003. – 638 [2] с.
  3. Афанасьев, А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов / А.Н. Афанасьев: в 3 т.– Т. 1. – М.: Современный писатель, 1995. – 257 с.
  4. Баталов, А.Л., Беляев Л.А. Сакральное пространство средневековой Москвы / А.Л. Баталов, Л.А. Беляев. – М.: Феория, Дизайн. Информация. Картография, 2010. – 400 с.
  5. Бекетов, П. Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых / П. Бекетов. – М.: Издание П. Бекетова, 1810. – Илл. http://historydoc.edu.ru/catalog.asp?cat_ob_no=14075&ob_no=15699.
  6. Берх, В.Н. Царствование царя Михаила Федоровича и взгляд на междуцарствие / В.Н. Берх. – СПб., 1832. – 260 с. www.rutracker.org (дата обращения декабрь 2010).
  7. Берх, В.Н. Царствование царя Федора Алексеевича и история первого стрелецкого бунта / В.Н. Берх. – Ч.1. – СПб.: Тип. Х. Гинце, 1834. –128 с. www.rutracker.org (дата обращения декабрь 2010).
  8. Богданов, А.П. Русские патриархи (1589–1700): в 2 т. – Т. 1 / А.П. Богданов. – М.: ТЕРРА; Республика, 1999. http://krotov.info/history/17/1/bogdanov_03.htm (дата обращения ноябрь 2010).
  9. Богданов, А.П. Снисходительный Игнатий // А.П. Богданов. Русские патриархи (1589—1700): в 2 т. – Т. 1. – М.: ТЕРРА; Республика, 1999. http://krotov.info/history/17/1/bogdanov_02.htm.
  10. Богданов, А.П. Федор Алексеевич // Романовы. Исторические портреты. Книга первая: Михаил Федорович – Петр III / сост. А.Н. Сахаров. – М.: АРМАДА, 1997. – 610 с.
  11. Богданов, А.П. Царь Федор Алексеевич / М.: Изд. Университета российской академии образования, 1998. Седмица.ru www.sedmitza.ru/text/443619.html. (дата обращения ноябрь 2010).
  12. Богданов, А.П. Чин бракосочетания царя Дмитрия Ивановича с Мариной Мнишек // Богданов, А.П.  Русские патриархи (1589–1700): в 2 т. – Т.1. – М., 1999. – 344 с.
  13. Богословский, М. Быт и нравы русского дворянства в первой половине XVIII века / М. Богословский. – М.: Типография Г. Лиснера и Д. Совко, 1906. – 52 с.
  14. Громогласов, И. Определения брака в Кормчей и значение их при исследовании вопроса о форме христианского бракозаключения / И. Громогласов. – Вып. 1. – Сергиев Посад, 1908.  – 243 с.
  15. Живов, В.М., Успенский, Б.А. Царь и Бог: Семиотические аспекты сакрализации монарха в России / В.М. Живов, Б.А. Успенский Http://Krotov.Info/History/18/1/Uspen_04.Htm (дата обращения ноябрь 2010).
  16. Забелин, И.Е. Домашний быт русских царей в XVI и XVII ст. / И.Е. Забелин. – М., 1895. – 780 с. www.rutracker.org (дата обращения декабрь 2010).
  17. Забелин, И.Е. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст./ И.Е. Забелин. – М., 1869. – 857с. www.rutracker.org (дата обращения декабрь 2010).
  18. Забелин, И.Е. Домашний быт русского народа в XVI и XVII ст. Т.2. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. – Изд. 3–е с дополнениями / И.Е Забелин. – М.: Тип. Мамонтова, 1901. – 788 с.
  19. Забылин, М. Русский народ его обычаи обряды, предания, суеверия и поэзия / М. Забылин. – М., 1880. – 618 с.
  20. Замысловский, Е.Е. Царствование Федора Алексеевича. – Ч.1: Обзор источников / Е.Е. Замысловский. – М., 1871. http://gbooks.archeologia.ru/(дата обращения ноябрь 2010).
  21. Захарова, О.Ю. Власть церемониалов и церемониалы власти в Российской империи XVII – начала ХХ века / О.Ю. Захарова. – М.: ООО «АиФ Принт», 2003. – 234 с.
  22. Кавелин, Л.А. Разрядные записки о лицах, бывших на вторых свадьбах царя и великого князя Михаила Федоровича в 1622 г. и царя и великого князя Алексея Михайловича в 1671 году / Л.А. Кавелин. – СПб.: Тип. Балашева, 1885. – 36 с. http://gbooks.archeologia.ru/ (дата обращения ноябрь 2010).
  23. Карамзин, Н.М. История государства Российского: в 6 т., 12 кн. – Кн. XI / М. Карамзин libclub.com/K/KaramzinNM/KaramzinNM–141–30.htm (дата обращения ноябрь 2010).
  24. Карташёв, А.В. История Русской Церкви/ А.В. Карташёв: в 2 т. – Т. 2 –М.: изд: Эксмо 2006 1664 с. http://bearbooks.ru/book.asp?id=522151 (дата обращения март 2011)
  25. Карташёв, А.В. Очерки по истории русской церкви Том 2 / А.В. Карташёв – М.: Терра 1997 568 с
  26. Ключевский, В.О. Боярская Дума Древней Руси / В.О. Ключевский. / В.О. Ключевский. – М.: 1902. – 600 с.
  27. Ключевский, В.О. Исторические портреты / В.О. Ключевский. – М.: 1992. – 546 с.
  28. Ключевский, В.О. Русская история: полный курс лекций: в 2 кн. / В.О. Ключевский. – М.: ОЛМА–ПРЕСС; Красный пролетарий, 2005. http://az.lib.ru/k/ (дата обращения: февраль 2010).
  29. Ключевский, В.О. Сказания иностранцев о Московском государстве / В.О. Ключевский. – Пг., 1918. – http://az.lib.ru/k/ (дата обращения: февраль 2010).
  30. Ключевский, В.О. Сочинения: в 9 т. Т. 3 / В.О. Ключевский. – М.: Мысль, 1987. – 988 с.
  31. Князькина, О. Царская свадьба: взгляд через столетия // Наука и жизнь. №8, 1999, 234 с.. http://www.nkj.ru/archive/articles/9611/ (дата обращения ноябрь 2010).
  32. Козляков, В.Н. Василий Шуйский. / В.Н. Козляков – М.: Молодая гвардия, 2007. ил. 301[3] с.: ил.
  33. Комаров, Матвей (1730–е гг. – 1812)Соч.: Описание тринадцати старинных свадеб великих российских князей и государей. / М. Комаров –М.: 1785. 165 с. http://books.google.ru/books?id=jOMlkgAACAAJ
  34. Корецкий, В.И. Успенский собор как памятник идейно–политической жизни Москвы конца XV – начала XVII века // Государственные музеи Московского Кремля. Материалы и исследования. Вып. VI. / В.И. Корецкий –М.: 1989, с.73. http://www.russiancity.ru/books/b46.htm (дата обращения май 2011)
  35. Костомаров, Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. кн. 1. / Н.И.Костомаров. – М.:. Изд–во «Олма–Пресс», 782 с.: ил. 2004
  36. Костомаров, Н.И. Собрание сочинений кн.8 т. 18 / Н.И.Костомаров. – СПб. Тип. Стасюлевича 1905., 1086 с.
  37. Костомаров, Н.И. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI – XVII столетиях / под общ. ред. И.И. Павленко. / Н.И.Костомаров. – М.: Республика, 1992 – 306 с.
  38. Костомаров, Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей кн. 1 / Н.И.Костомаров. – М.: «Книга», 1990. – 737с
  39. Костомаров, Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей кн. 2 / Н.И.Костомаров. – М.: «Книга», 1991. – 536 с
  40. Красницкий, А.И. XLIII/Суженный // Царица–полячка. / А.И Красницкий . – СПб: Петрокон, 1994.
  41. Лаврентьев, В. Царевич – царь – цесарь. Лжедмитрий I, его государственные печати, наградные знаки и медали. 1604 – 1606 гг. / В. Лаврентьев СПб.: Изд–во «Дмитрий Буланин», 2001 221 с.
  42. Лев Гунин Паны: магнаты вкл. Бобруйск. История, культура и традиции Рязанского края. / Л. Гунин www.balandin.net/Gunin/Bobruisk/CHAPTER_4/pacy.htm 13 октября 2010.
  43. Лихачев, Н.П. «Пенязи великокняжеских и царских свадеб». Труды Московского нумизматического общества Том1. под ред. В.К. Трутовскаго и В.А. Уляницкаго / Н.П. Лихачев –М. 1889 г. 249 с.
  44. Лосев, А.Ф.Проблема символа и реалистическое искусство. / М.: Искусство, 1995. 320 с.
  45. Макашина, Т.С. Свадебный обряд / «Русские» сборник под ред. Ю.Б. Симченко, В.А. Тишкова. / Т.С. Макашина –М.: «Наука» 1999 с. 466 http://www.booksite.ru/fulltext/rus/sian/index.htm
  46. Морохин, А.В. «К истории первого брака царя Михаила Федоровича». Государство и общество в России XV – начала XX века: Сборник статей памяти Николая Евгеньевича Носова / СПбский институт истории РАН. / А.В Морохин . – СПб.: Наука, 2007. 603 с.:
  47. Насибова, А. Грановитая палата Московского Кремля. Альбом. / А. Насибова – Л., 1978.;
  48. Никольский, К. Пособие к изучению устава богослужения православной церкви 7–е изд, испр и доп / К. Никольский –СПб, 1907 800 с.
  49. Пирлинг, П. Из Смутного времени Статьи и заметки 1902 СПб. с. 264;
  50. Пирлинг, П.. Дмитрий Самозванец. Перевод В.П. Потемкин. Серия «След в истории». / П. Пирлинг – Ростов–на–Дону; Изд: «Феникс» 1998 – 190 c.
  51. Пирлинг, П.. Россия и Восток. Царское бракосочетание в Ватикане, Иван III и София Палеолог. / П. Пирлинг – СПб, 1892. .134 С.;
  52. Платонов, С.Ф. Полный курс лекций по русской истории Ч.2 http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Plat/_14.php (дата обращения ноябрь 2010).
  53. Платонов, С.Ф. Лекции по русской истории / С.Ф.Платонов. – СПб.: Золотой век, 2004. – 606 с.
  54. Погодин, М.. Древняя русская история до монгольского ига. Том II. / М. Погодин –М.: 1871. 825 с. http://gbooks.archeologia.ru/(дата обращения ноябрь 2010).
  55. Подъяпольский,С.С. Московский Кремлёвский дворец в XVI веке по данным письменных источников. В кн.: Древнерусское искусство, / С.С. Подъяпольский –СПБ, 2003. http://www.rusarch.ru/podyapolsky9.htm
  56. Преображенский,А.А., Морозова Л.Е., Демидова Н.Ф. Первые Романовы на Российском престоле. / А.А Преображенский, Л.Е Морозова и др. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2000. – 456 стр., ил
  57. Рындин, И.Ж. Грушецкие (03–06–2010). www.history–ryazan.ru/node/10369 (дата обращения декабрь 2010).
  58. Савваитов, П.И. Описание старинных русских утварей, одежд, оружия, ратных доспехов и конского прибора, в азбучном порядке расположенное. / П.И. Савваитов –СПб 1896 225 с.
  59. Сахаров, А. Пётр Великий (Том 1). Романовы. Династия в романах. / www.erlib.com/ Homes&Communities. (дата обращения декабрь 2010)
  60. Сахаров, И.П. Сказания русского народа. Том 2. / И.П. Сахаров –Спб.. 1849 225c.
  61. Скрынников, Р.Г. Российское государство при Василии III http://www.rummuseum.ru/lib_s/skrynn03.php
  62. Скрынников, Р.Г. Самозванцы в России в начале XVII века. Григорий Отрепьев. / Р.Г. Скрынников – Новосибирск: Нау–ка. Сиб. отд–ние, 1990,— (Страницы истории нашей Родины).— 238 с
  63. Скрынников, Р.Г.. Василий Шуйский / Р.Г. Скрынников –М.: Изд: АСТ : 2002 г. 400 с.
  64. Снегирев, И. Русские простонародные праздники и суеверные обычаи Часть–1 / И. Снегирев М.: 1837 с. 246 с.
  65. Соловьев, С.М. – Очеркъ нравовъ, обычаевъ и религiи славянъ, преимущественно восточныхъ, во времена языческiя / С.М Соловьев –М.: 1850. с. 54 с
  66. Соловьев, С.М.. История России с древнейших времен. Т.8, гл.3–4 // С.М. Соловьев www.spsl.nsc.ru/history/solov/main/solv08p4.htm(дата обращения декабрь 2010)
  67. Соловьев, С.М.. История России с древнейших времен: в 18 т. / С.М. Соловьев. – Т. 9. Царствование Михаила Феодоровича. 1613–1617 г. http://www.spsl.nsc.ru/history/solov/main/solovlec.htm (дата обращения ноябрь 2010).
  68. Станислав Колачкевич Новый свидетель эпохи убиения Димитрия Самозванца // Исторический вестник. № 5, 1895 с. 534 vostlib.info (дата обращения декабрь 2010)
  69. Степанов, П. Народные праздники на Святой Руси. / П. Степанов – М.: ИЦ «Российский раритет» 2001. 240 с.
  70. Сумцов, Н.Ф. О свадебных обрядах преимущественно русских. / Н.Ф. Сумцов — Харьков.: Тип. Попова 1881 г. 206 с.
  71. Татищев, В.Н. История Российская с древнейших времен / В.Н. Татищев Собрание сочинений. / В.Н. Татищев – М.: Ладомир, 1996. Т. 7. 928 с.
  72. Татищев, В.Н. История Российская с древнейших времен / В.Н. Татищев. Т. 3. – М.: АСТ: Ермак, 2005. 860 с.
  73. Терещенко, А. Быт русского народа / А. Терещенко. Ч. 2. Свадьбы. – СПб., 1848 619 с http://gbooks.archeologia.ru/(дата обращения ноябрь 2010).
  74. Титов, А.А. Записки Станислава Немоевского (1606—1608) // Титов А.А. Рукописи славянские и русские, принадлежащие И.А. Вахрамееву. / А.А. Титов — М., 1907. Вып. 6. Отд. 2. 60 с.
  75. Тюменцев, И.О. Список сторонников царя Василия Шуйского (Новая находка в Шведском государст–венном архиве) // Археографический ежегодник за 1992 год. / И.О Тюменцев –М., 1994. С. 318
  76. Ульяновский, В. Смутное время. / В. Ульяновский – М.: изд. Европа 2006 456 с.:
  77. Успенский, Б.А. Свадьба Лжедмитрия. Статья . http://gbooks.archeologia.ru/ (дата обращения ноябрь 2010)
  78. Успенский, Б.А. Царь и Бог. Семиотические аспекты сакрализации монарха в России 110 с. http://krotov.info/history/18/1/uspen_04.htm
  79. Успенский, Ф.И. Брак царя Ивана III Васильевича с Софьей Палеолог. / Ф.И. Успенский – Спб. Исторический вестник. 1887, т. 8. № 11. 48 С.;
  80. Устрялов, Н. Сказания современников о Дмитрии Самозванце Ч. 1–2., 3–е изд испр / Н. Устрялов – СПб 1859 273 с.;
  81. Устрялов, Н. Сказания современников о Дмитрии Самозванце. Часть 1. Берова летопись Московская / Н. Устрялов – Спб., 1837 348 с.
  82. Цветаев, Д. Из истории брачных дел в царской семье московского периода / Д. Цветаев – М.: 1884 Университетская тип. Каткова 107 с. http://gbooks.archeologia.ru/ (дата обращения ноябрь 2010).
  83. Чиямпи, С. Критический, разбор неизданных документов, относящихся до истории Димитрия. / С. Чиямпи 460 с. www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).
  84. Чтения в Императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете изд. Под зав–ем Е.В. Барсова кн. 3 / М.: Тип. Штаба Московского военного округа 1907 г. с. 81
  85. Энциклопедия обрядов и обычаев. Составители: Брудная Л.И. Гуревич 3.М. Дмитриева О.Л. Художники: Буянова Е.Д. Ильин А.Е. / Л.И. Брудная, 3.М Гуревич и др.– Спб.: «Респекс», 1996., 560 с.

 


Приложение 1. Заочное обручение Марины Мнишек с Лжедмитрием I в Кракове

приложение1

Рисунок 1. Заочное обручение Марины Мнишек с Лжедмитрием I в Кракове. 12 ноября 1605. Гравюра с картины неизвестного художника. XVII век: : а) – общий вид; б) приближенный вид[cdxcviii].

 

 

Лица, присутствующие на венчании (не в церкви) изображены стоя. На переднем плане изображены люди с оружием (в ножнах) и в шляпах (слева). Венчальное место расположено на возвышении и оборудовано церковными принадлежностями (амвон, распятье). Под ногами молодых отсутствует ковровая дорожка. Жених идет справа, невеста слева (взгляд – с лица). Гости распределены таким же образом. Дамы располагаются со стороны невесты, лица мужского пола – со стороны жениха. Платье невесты по тону темнее (в сеймовых записях – оно белое) чем у представителя жениха.

 

 


Приложение 2. Величание в Грановитой палате Е.Л. Стрешневой перед венчанием.

приложение2

Рисунок 2. Величание в Грановитой палате Евдокии Лукьяновны Стрешневой перед венчанием. Гравюра, акварель. 1810. По оригиналу последней трети XVII в.[cdxcix]

 

На столе присутствуют традиционные свадебные блюда: слева – перепеча, справа – сыр. Жених занимает место слева. Дамы изображены в головных уборах.


Приложение 3. Первый день бракосочетания М. Романова и Е.Л Стрешневой

приложение3

Рисунок 3. Первый день свадьбы. Гравюра, акварель. 1810. По оригиналу последней трети XVII в.[d]

 

Чертожное место, на котором сидел государь и государыня царевна Евдокия Лукьяновна, устроено было в Грановитой палате. На нем стояли два сголовья бархатных золотных в один узор. На столах покрытых скатертями находятся слева направо: перепеча (на отдельном столе), сыр, кубок (возможно солонка) и блюдо (возможно осыпало) с квадратными лоскутами. Слева стоит каравайщик. Стены украшены иконами.

 

 


Приложение 4. Изображение процедуры церковного венчания М. Романова и Е.Л. Стрешневой

приложение4

Рисунок 4. Венчание протопопом Благовещенского собора Максимом царя Михаила Федоровича с Евдокией Лукьяновной Стрешневой[di].

 

Благовещенский протопоп Максим Государя и царицу венчал по Священному Преданию. Правые руки молодых соединены. Стоят они на ковриках (судя по цвету – это соболиные шкурки). Справа мы наблюдаем свечников, слева – каравайщиков (между колоннами изображен каравай или перепеча).


Приложение 5. Провозглашение здравицы после венчания М. Романову и Е.Л. Стрешневой.

приложение5

Рисунок 5. Провозглашение здравицы царю Михаилу Федоровичу и царице Евдокии Лукьяновне. Гравюра, акварель. 1810. По оригиналу последней трети XVII в.[dii]

 

После венчания протопоп Максим здравствовал вместе с тысятцким, дружками и боярами, которые были в церкви Государю и Царице. Молодожены сидят на одной подушке, спиной к колонне (левому столпу). Царь – слева, царица – справа. В правой руке у Михаила Федоровича изображен скипетр.


Приложение 6. Изображение торжественного входа в Грановитую палату после венчания М. Романова и Е.Л. Стрешневой

приложение6

Рисунок 6. Торжественный вход в Грановитую палату после венчания. Гравюра, акварель. 1810. По оригиналу последней трети XVII[diii]

 

Молодые, шли взявшись за руки тою же лестницею в Грановитую палату. … «а в то время на аргамака сел конюший, …, и поехал к сеннику»… Свечи и караваи несли перед Государем в палату. На иллюстрации видны несуществующие ныне проезд во двор Кремля, и вход второго яруса – в Проходную палату


Приложение 7. Встреча М. Романова и Е.Л. Стрешневой после венчания в Грановитой палате

приложение7

Рисунок 7. Поздравление перед Грановитой палатой. Гравюра, акварель. 1810. По оригиналу последней трети XVII в.[div]

«А как Царь… и Царица пришли к дверям [Грановитой палаты] и боярин Иван Никитич в то время отдавал Государю Царицу в дверях и говорил речь: … и сговоря, поклонился; а образы Государя и Государыню не благославлял, а … провожали … до сенника, а как Государь пришел к сеннику и боярыня Иванова …… положа на себя шубу соболью шерстью вверх сыпала Царя и Великого князя и его Царицу осыпалом».


Приложение 8. Изображение свадебного пира при бракосочетании М. Романова и Е.Л. Стрешневой

приложение8

Рисунок 8. Свадебный пир. Гравюра, акварель. 1810. По оригиналу последней трети XVII в.[dv]

Свадебный стол был в Грановитой палате, где молодые сидели близко стены (на одной подушке–валике), свахам поставлен был столик выше большого Боярского стола. На стенах отсутствуют изображения св. образов, но показаны трое лиц с музыкальными инструментами (вероятно бубнами).

 


Приложение 9. Изображение Соборной площади Московского Кремля – места свадебных процедур московских царей XVII века

приложение9

Рисунок 9. Типичный свадебный маршрут московских царей I–й половины XVII века.

От крыльца Грановитой палаты путь к венчанию пролегал по Соборной площади, до Успенского собора (43,5 метра).

Расположение помещений составлено по изд–ю: Забелин И.Е. Домашний быт русского народа в XVI и XVII ст. Том 1. Домашний быт русских царей в XVI и XVII ст. Часть 1. Изд.3–е с дополнениями. М.: 1895 760 с.

 

приложение10


Приложение 10. План центральной части Кремлевского дворца в начале ХVII века

 

Рисунок 10. План центральной части Кремлевского дворца в ХVI– нач. ХVII в, (в уровне второго этажа). Реконструкция с наименованием помещений по документам ХVI–нач. ХVII в .

План центральной части Кремлевского дворца в ХVI– нач. ХVII в, (в уровне второго этажа). Реконструкция с наименованием помещений по документам ХVI–нач. ХVII в[dvi].

Черной заливкой выделены сохранившиеся здания.

  1. Блок помещений Набережной палаты:
  2. Палата набережная большая; Большая изба (?); 2. Палата набережная передняя; Палата набережная средняя; Ответная палата; 3. Палата набережная малая (меньшая); 4. Комната; Палата, где бояре судят
  3. Блок помещений Золотой палаты:
  4. Средняя палата; Средняя изба; Золотая палата; 6. Сени Средней палаты; Сени Золотой палаты; Проходные сени; 7. Западная палата; Проходная палата; Малая подписная проходная палата; 8. «Палата постельная посторонь Проходной палаты»; Комната; 9–12. «Палаты где живал Государь и Великий князь Иван Васильевич, что слыл чердак Государыни Настасии Романовны» 9. Передние сени; 10. Передняя палата; 11, 12. Комнаты; 13. Брусяная столовая изба

III. Блок помещений Грановитой палаты:

  1. «Палата большая великого князя на площади»; Грановитая палата; 15. Сени Грановитой палаты
  2. Блок Постельных хором
  3. Постельное крыльцо; Постельные переходы
  4. Передние переходы; Красное крыльцо

VII. Благовещенский собор с Казенной палатой

VIII. Казенный двор

  1. Церковь Ризположения на митрополичьем дворе
  2. Пунктиром условно обозначена граница митрополичьего и великокняжеского дворов

Х. Церковь Спаса на Бору

  1. Церковь Рождества Богородицы на Сенях

 


Приложение 11. Словарь отдельных слов и понятий

 

  • Аксамит – старинное название дорогой узорной парчовой ткани, затканной золотными прядеными нитями.см. Савваитов П.И. Описание старинных русских утварей, одежд, оружия, ратных доспехов и кон–ского прибора, в азбучном порядке расположенное. 1896 с.2 из 225с. С илл.
  • Амвон – полукруглое возвышение, выдвинутое к середине храма, против Царских дверей
  • Аргамак – название породистых быстрых и легких верховых лошадей.
  • Атлас – шелковая или полушелковая ткань с гладкой блестящей поверхностью
  • Бархат – шелковая ткань с ворсом (разрезным, полуразрезным или неразрезным) на лицевой стороне, создаваемым по особой технологии. Был известен бархат обычный, рытый, золотный.
  • Бумажник – хлопчатобумажный тюфяк
  • Венец золотой с городы, с каменьем и с жемчуги – старинный головной убор, выполненный из золота с прорезанным насквозь узором, с городками или зубцами, или теремами вверху, украшенный драгоценными камнями и жемчугом.
  • Вино фряжское – вино французское, заграничное, заморское
  • Демество – ср.: демественный напев, старинный церковный напев
  • Драгоценные одеяния и предметы утвари хранились на Казенном дворе и выдавались оттуда в особо торжественные дни. Остальное хранилось в казне Мастерской палаты. Счет нарядов велся очень строго.
  • Дробницы – крупные фигурные металлические (золотые или серебряные) накладки. Дробницы ук–рашались золочением, резьбой, чернью, эмалью. Изображения на дробницах были двух видов: 1) фигуры Христа, Богоматери, святых; 2) растительный или геометрический орнамент.
  • Дружки – придворные свадебные чины на Руси в XV–XVII веках. Их роль на свадьбе заключалась в том, чтобы созывать гостей, произносить ритуальные речи, раздавать дары и угощения.
  • Застенок – занавес, которым задергивались иконы
  • Золотный, т. е. вышитый серебряными и позолоченными серебряными («золотными») нитями.
  • Инальцовские сани – свадебные сани. [Использовались также для перевоза приданого, в похоронном обряде, при встрече и проводах наиболее почетных гостей; название происходит от итал. innalzare – «повышать», «поднимать». – Прим. ред.; см. Васильев М.И. Русские сани: историко–этнографическое исследование. – Великий Новгород, 2007.]
  • Кадь, кадка – большая деревянная емкость, сужающаяся кверху полубочка из клепки на обручах с одним дном, используемая для хранения воды, круп, муки
  • Камка – древнерусское название однотонной шелковой ткани с двусторонним узором.
  • Колпа́к (от тюрк. kalpak – высокая шапка) – головной убор конусообразной или округлой формы.
  • Кизылбашский – персидский
  • Кика – нарядный женский головной убор
  • Клирос – место на солее – возвышение перед иконостасом, на котором стоят чтецы и певцы в русской православной церкви.
  • Крест воздвизальный – крест, который выносится во время церковного праздника Воздвижения креста Господня (14 сентября) на престол во время вечерни, а затем заутрени, после великого славословия, на середину храма для поклонения.
  • Крестовые попы и дьяки состояли при царской (крестовой) церкви в XV—XVII вв., получали царское жалование. В их обязанности входило чтение псалмов, канонов, пение на клиросе

Куря верченое – приготовлялось для новобрачных особенным образом: «куриц жарили не на противне, а на вертеле» [dvii] .

  • Куфтерь – род гладкой камки. См. сноску № 32.
  • Местничество – В верхах было сильно развито чувство родовой чести, которое выражалось в местничестве и в силу которого представитель боярства или дворянства чувствовал унизительным для себя занимать место за столом рядом с тем, кого он считал для этого соседства недостаточно знатным[dviii].
  • Накры – старинный ударный музыкальный инструмент
  • Ожерелье – неширокий закругленный воротник, лежащий вокруг шеи и застегивающийся сзади на пуговицу. Пристегивался к нарядной рубахе в торжественных случаях. Ожерелье было сделано из дорогой ткани, могло быть расшито жемчугом и драгоценными камнями
  • Окольничий – придворный чин, распоряжавшийся церемониями.
  • Пенязь – название серебряной монеты в древней Руси. В XV—XVI вв. пенязь – серебряная польская монета.
  • Первый, или Большой, наряд использовался в особо торжественных случаях: в день венчания на царство, в день бракосочетания, при приеме посланников, при хиротонии архиереев, в великие праздники (Рождество Христово, Богоявление, неделю Ваий, Светлое воскресение, Троицу, Успение Богородицы).
  • Перепеча – старинное русское блюдо, изготовлялось «из сдобного хлебного теста в виде конуса, и с гранью похожей на ананасную»[dix].
  • Платно – в XVII веке выходной царский наряд; распашное длинное одеяние без воротника, расширенное книзу, с широкими недлинными рукавами. Платно шили из золотых тканей – алтабаса и аксамита.
  • Подготавливая невесту к венчанию, ее косу разделяли стрелою, а гребень, которым расчесывали волосы, обмакивали в мед или вино. Стрела, которой на следующий день после бракосочетания приподымали покров молодой, в свадебном обряде стала символом плодородия и орудием, освящавшим союз. См.: Степанов К.П. Народные праздники на Святой Руси. – М., 1992. С. 47.
  • Поезжанин – участник свадебного поезда
  • Полавочники – куски материи, которые накладывались поверх лавок; тканая накидка на лавки.
  • Поставец – род невысокого шкафа для посуды
  • Постельники, постельницы – придворные свадебные чины, охранявшие брачную спальню.
  • Протопоп Благовещенского собора Московского Кремля по обычаю был духовником русских царей и пользовался большим влиянием
  • Романея – заграничное виноградное вино высокого качества, сладкая настойка на фряжском вине
  • Сажень – русская мера длины = 3 аршинам = 2,1336 м. Известны маховая сажень = 1,76 м, косая = 2,48 м. В XVII в. встречалась [также] сажень = 1,52 м.
  • Свадебный поезд – выстроенные по строго определенному порядку царские придворные.
  • Свадебный чин – подробное описание всего хода царской свадебной церемонии от первого до последнего дня с росписью всех гостей «по чинам», в соответствии с которыми они исполняли строго закрепленные за ними ритуальные функции. Свадебные чины составлялись для российских царей в Посольском приказе с середины XVI по конец XVII столетия.
  • Свечники, каравайщики, фонарщики – придворные чины на Руси, выполнявшие определенные церемониальные и хозяйственные функции.
  • Сенник, от слова сени, – также холодный покой, без печи, с немногими волоковыми окнами, служивший летом спальнею; от теплых хором он отличался особенно тем, что на дощатом или бревенчатом его потолке, как и на потолке сеней, никогда не насыпалась земля, что необходимо было при устройстве теплого покоя. От этого сенник получал весьма важное значение во время свадьбы: в нем обыкновенно устраивалась брачная постель; а древние обычаи не допускали, чтоб у новобрачных над головами была земля, как такой предмет, который, среди радостей жизни, во время «веселия», как называли самую свадьбу, мог подать повод к размышлению о смерти; по крайней мере, так объясняет этот обычай англичанин Коллинс, посещавший Москву при царе Алексее Михайловиче.
  • Сидячие боярыни – придворные, чья роль на свадьбе сводилась к почетному сидению в Грановитой палате за свадебным столом.
  • Стольники, стряпчие – придворные чины на Руси, выполнявшие хозяйственные и церемониальные функции.
  • Сурна – старинный духовой музыкальный инструмент
  • Тафта – однотонная шелковая ткань полотняного переплетения
  • Терлик – особый вид кафтана, имеющий отрезной лиф, широкие расклешенные полы, широкие рукава, сужающиеся к кисти. Спереди терлик имел особый нагрудник, застегивающийся на груди и плече.
  • Тысяцкий – придворный главный чин со стороны жениха, сопровождавший его повсюду во время свадебной церемонии.
  • Убрус (убрусец) – платок, сложенный в виде треугольника, который надевали поверх кики. Тж. убрусец – расшитый начельник на образах угодниц Божиих, ткань, которой задергивалась каждая икона.
  • Фарфурных – фарфоровых
  • Царские одежды и утварь были распределены на наряды, т. е. подобраны соответственно виду и цен–ности. Использование предметов того или иного наряда зависело от воли царя и важности события.
  • Царские двери (врата) – двустворчатые двери напротив престола (в алтаре), главные врата иконостаса в православном храме. Царские врата ведут в алтарную часть храма и символизируют собой врата Рая.
  • Царское место – в широком значении трон, престол русского царя (см.), в более специфическом – почетное место царя в православном храме, примыкающее со стороны иконостаса к одному из восточных столбов в соборе либо к боковой стене в его интерьере; Самый известный подобный памятник – в Успенском соборе Московского Кремля (так называемый Мономахов трон).
  • Червчатый – багряного цвета
  • Чертожное место – возвышенное место, обитое тканью, на котором устанавливался трон
  • Ширинка – платок из шелковой ткани, часто вышитый по краям шелком, золотыми и серебряными нитями, украшенный жемчугом;
  • Шуба выворотная – В древней Руси шубу шили мехом внутрь. Сверху шубу покрывали различными тканями: сукном, бархатом, парчой. Существовали русская и турская шубы. Русская шуба – длинная, расширяющаяся книзу. Рукава русской шубы также были длинными, иногда спускались до пола и имели отверстия для продевания рук.

 

[i] Викторов А.Е. Описание записных книг и бумаг старинных дворцовых приказов / А.Е. Викторов: вып. 1, 2. – М., 1877, 1883 www.rutracker.org

[ii] Татищев В.Н. История Российская // Татищев В.Н. Собрание сочинений. М.: Ладомир 1996. Т. 7 с. 160, 167

[iii] Бекетов П.П., Описание в лицах торжества, происходившего и 1626 году, Февраля 5 дня, про бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича с Государыней Царицей Евдокией Лукьяновной, из рода Стрешневых. – М.: Изд. П. Бекетова, 1810 http://historydoc.edu.ru/catalog.asp?cat_ob_no=14075&ob_no=15699.

[iv] Карамзин Н.М. История государства Российского. Т.11 // http://az.lib.ru/k/karamzin_n_m/index.shtml.

[v] Карамзин Н.М. История государство Российского Спб. 1892 с. 1–12

[vi] Берх В.Н. Царствование царя Алексея Михайловича. Части 1–2. С.–Петербург 1831 c.47

[vii] Берх В.Н. Царствование Федора Алексеевича и история перваго стрелецкаго бунта Ч.1 С.–Петербург с. 84

[viii] Устрялов «Сказания современников о Дмитрии самозванце» изд.2 ч. 1 СПт тип. Императорской Российской Академии 1837 г. с76

[ix] Устрялов Н. Сказания современников о Дмитрие Самозванце. Часть 1. Берова летопись Московская Спб 1837 с. 77

[x] Снегирев И Русские простонародные праздники и суеверные обычаи Часть–1 М.: 1837 с. 57

[xi] Терещенко A. Быт русского народа Ч.2 СПг 1848 618 с.

[xii] Сахаров И.П. Сказания русского народа. Том 2. Спб.. 1849 с. 23–24.

[xiii] Соловьев С.М.. История России с древнейших времен. Т.9. Царствование Михаила Феодоровича. 1613 –1617 г. www.spsl.nsc.ru/history/solov/main/solovlec.htm.

[xiv] Соловьев С.М. – Очеркъ нравовъ, обычаевъ и религiи славянъ, преимущественно восточныхъ, во времена языческiя М.: 1850. с. 8

[xv] Ключевский В.О. Сказания иностранцев о Московском государстве. Пбг., 1918.

[xvi] Забелин И.Е.Е Домашний быт русского народа в XVI и XVII ст. Т. 2. Домашний быт русских цариц в XVI–XVII веке Прил. // М., 1869. с. 6

[xvii] Забелин И.Е. – Домашний быт русских царей в XVI и XVII ст. М., 1895 с. 60–78.

[xviii] Погодин Древняя русская история до монгольского ига. Том II. 1871 с. 248–249

[xix] Забылин М. Русский народ его обычаи обряды, предания, суеверия и поэзия М.:1880 С. 118–119

[xx] Сумцов Н.Ф. О свадебных обрядах преимущественно русских. Харьков. Тип. Попова 1881 г. 206 с.

[xxi] Алмазов А.И. Сообщения западных иностранцев о совершении таинств в русской церкви. Казань 1900. с 63.

[xxii] Кавелин Л.А. Разрядные записки о лицах, бывших на вторых свадьбах царя и великого князя Михаила Федоровича в 1622 г. и царя и великого князя Алексея Михайловича в 1671 году. 1885. с. 25

[xxiii] Лихачев Н.П. «Пенязи великокняжеских и царских свадеб». Труды Московского нумизматического общества Том1. под ред. В.К. Трутовскаго и В.А. Уляницкаго М. 1889 г. 104/249

[xxiv] Пирлинг П.В. Из Смутного времени Статьи и заметки 1902 СПг. с. 264

[xxv] Савваитов П.И. Описание старинных русских утварей, одежд, оружия, ратных доспехов и конского прибора, в азбучном порядке расположенное. Санкт–Петербург1896 225с.

[xxvi] Костомаров Н.И. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях / под общ. ред. И.И. Павленко. М., 1992. 306 с.; Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей: М.: «Книга», 1990. – 737с

[xxvii] Никольский К. Пособие к изучению устава богослужения православ­ной церкви 7–е изд, испр и доп СПб, 1907 С. 724—727

[xxviii] Громогласов И. Определения брака в Кормчей и значение их при исследовании вопроса о форме христианского бракозаключения. Выпуск 1. Сергиев Посад. 1908. с. 23.

[xxix] Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории Ч.2 www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Plat/_14.php

[xxx] Скрынников Р. Г. Самозванцы в России в начале XVII века. Григорий Отрепьев. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд–ние, 1990,— (Страницы истории нашей Родины).— с. 202–203

[xxxi] Богданов А.П. Чин бракосочетания Царя Дмитрия Ивановича с Мариной Мнишек// А. П. Богданов. Русские патриархи (1589–1700): в 2 т. Т. 1. – М., 1999, с. 193

[xxxii] Богданов А.П. Царь Федор Алексеевич. М.:Изд–во Университета Российской Академии Образования. 1998.Седмица.ru www.sedmitza.ru/text/443619.html. Проверено 13 октября 2010.

[xxxiii] Преображенский А.А., Морозова Л.Е., Демидова Н.Ф. Первые Романовы на Российском престоле. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2000. – 456 стр., ил

[xxxiv] Лаврентьев А.В. Царевич – царь – цесарь. Лжедмитрий I, его государственные печати, наградные знаки и медали. 1604 – 1606 гг. СПб.: Изд–во «Дмитрий Буланин», 2001 с. 65

[xxxv] Андреев И.Л. Алексей Михайлович. – М.: Мол. Гвардия, 2003. – с. 83/638[2] с.: ил. – (ЖЗЛ: сер. Биог. Вып. 834);

[xxxvi] Морохин А.В. «К истории первого брака царя Михаила Федоровича». Государство и общество в России XV – начала XX века: Сборник статей памяти Николая Евгеньевича Носова / Санкт–Петербургский институт истории РАН. – Спб.: Наука, 2007. с. 250

[xxxvii] Козляков В.Н. Василий Шуйский. – М.: Молодая гвардия, 2007. ил. С. 144

[xxxviii] Викторов А.Е. Описание записных книг и бумаг старинных дворцовых приказов 1584–1725 г. Вып. 2 М. Тип. Щенкина 1883 660с.

[xxxix] Белокуров С. А. Разрядные записи за Смутное время (7113–7121 гг.). М., 1907. с.

[xl] Книги Разрядного приказа. – Т. 1–4. – СПб., 1850–1855; памятники древней письменности и искусства. Разрядные записки о лицах бывших на вторых свадьбах царя и великого князя Михаила Федоровича в 1622 г. И царя и великого князя Алексея Михайловича в 1671 г. С–Петербург Тип. Балашева1885 г. 36с.; Древняя Российская Вивлиофика изд. Н. Новиковым ч. 13 М. 1790 г. 459 с. Сборник князя Оболенского. № 10 – М., 1838. www.rutracker.org (дата обращения декабрь 2010)

[xli] Домострой Сильвестровского извода 2 изд С.–Петербург тип. Глазунова 1902 С.72–74 www.rutracker.org (дата обращения декабрь 2010)

[xlii] Книга называемая Новый летописец //Хроники смутного времени. М., 1998. – с. 406.

[xliii] Дмитриевский А. Указ. соч…  с.182

[xliv] Дмитриевский А. Архиепископ Елассонский Арсений и мемуары его из русской истории по рукописи трапезундского Сумелийского монастыря пер. А. Дмитриевского) Хроники смутного времени. – М.: Фонд Сергея Дубова. 1998 www.vostlit.info/Texts/rus13/Elassonskij/text.phtml?id=475

[xlv] Дневник Марины Мнишек (Пер. В.Н. Козлякова) Книга I Спб 1995 с. 53 Www.Vostlit.Info/Texts/Rus6/Mnischek/Frametext0.Htm

[xlvi] Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. (пер. А. Морозова) М. Государственное социально–экономическое издательство. 1936 с.149–150 www.vostlit.info

[xlvii] Олеарий А. Описание путешествия в Московию Книга II, глава 5 части 20–24/ Пер. с нем. А.С. Ловягина – М. Русич. 2003, с. 111.

[xlviii] Петрей П. О начале войн и смут в Московии. (пер. А. Н. Шемякина) М. Фонд Сергея Дубова. 1997 с. 433 www.vostlit.info

[xlix] Седерберг Г. Заметки о религии и нравах русского народа во время пребывания его в России с 1709 по 1718 год. (пер. А.А. Чумикова) // Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. № 2. М. 1873 с. 23 www.vostlit.info

[l] Буссов К.. Московская хроника. 1584–1613. М–Л. АН СССР. 1961 с.117 www.vostlit.info

[li] Немоевский С. Иностранцы о древней Москве (Москва XV–XVII веков). М. Столица. 1991 с.212 www.vostlit.info

[lii] Георг Паерле Описание путешествия Ганса Георга Паерле, уроженца Аугсбургского, с господами Андреасом Натаном и Бернгардом Манлихом младшим, из Кракова в Москву и из Москвы в Краков, с 19 марта 1606 года по 15 декабря 1608 (пер. Н. Г. Устрялова) Сказания современников о Дмитрии Самозванце. Т. 2. СПб. 1859 www.vostlit.info

[liii] Дневник Польских Послов Часть 1 (Пер. Н. Г. Устрялова): Сказания Современников о Дмитрии Самозванце. Т. 1. Спб. 1859 с.223 www.vostlit.info

[liv] Самуил Коллинс. Нынешнее состояние России, изложенное в письме к другу, живущему в Лондоне. Сочинение Самуила Коллинса, который девять лет провел при Дворе московском и был врачом царя Алексея Михайловича (пер. П. Киреевского) // Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. М. 1846 309 с. www.vostlit.info

[lv] Котошихин Г. О России в царствовании Алексея Михайловича. Изд. 4. Спб, 1891. с. 55/65 с. www.rutreker.org

[lvi] Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» Церемониал или описание венчания посла великого князя Московскаго, Димитрия Ивановича, с дочерью Сендомирского воеводы Мнишка, девицею Мариной, в Кракове 1605 г. 29 ноября / РИБ т. I Санкт Петербург 1972 г.. Стлб. 51 www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).Стлб. 51.

[lvii] Дневник Марины Мнишек. (пер. В.Н. Козлякова) – М.: Дмитрий Буланин. 1995 с. 31 www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010)

[lviii] Там же

[lix] Чиямпи С. Критический, разбор неизданных документов, относящихся до истории Димитрия. С. 458 www.vostlit.info (дата обращения ноябрь 2010).

[lx] Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» Указ. соч… Стлб. 51.

[lxi] Там же Стлб. 52

[lxii]  Церемониал или описание венчания посла великого князя Московскаго, Димитрия Ивановича, с дочерью Сендомирского воеводы Мнишка, девицею Мариной, в Кракове 1605 г. 29 ноября / «Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» РИБ т. I Санкт Петербург 1972 г.. Стлб. 68

[lxiii] Чиямпи С. Указ. соч.. С. 4580 www.vostlib.info

[lxiv] «Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» Указ. соч. Стлб. 53

[lxv] «Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» Указ. соч….. Стлб. 55–56

[lxvi] «Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» Указ. соч…..Стлб. 56

[lxvii] Скрынников Р. Г. Самозванцы в России в начале XVII века. Григорий Отрепьев. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд–ние, 1990,— (Страницы истории нашей Родины).— с. 202–203

[lxviii] «Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» Указ. соч… Стлб. 56

[lxix] «Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» Указ. соч….Стлб. 57

[lxx] Там же Стлб. 58 – 59

[lxxi] Там же Стлб. 58 – 59

[lxxii] «Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» Указ. соч….. Стлб. 59

[lxxiii] Там же Стлб. 59

[lxxiv] Там же Стлб. 61

[lxxv] «Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» Указ. соч… Стлб. 62

[lxxvi] Там же Стлб. 71– 72

[lxxvii] Там же. Стлб. 63

[lxxviii] Отрывки дневника польского сейма 1605 г.» Указ. соч….. Стлб. 65

[lxxix] Там же Стлб. 65

[lxxx] Там же Стлб. 64

[lxxxi] Там же Стлб. 65

[lxxxii] СГГиД, т.2. № 105. С. 229

[lxxxiii] Никольский К. Пособие к изучению устава богослужения православ­ной церкви 7–е изд, испр и доп СПб, 1907 с 724—727

[lxxxiv] Карташёв А.В. История Русской Церкви, т.2 –М изд: Эксмо 2006 с. 39

[lxxxv] Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. (пер. А. Морозова) М. Государственное социально–экономическое издательство. 1936. С. 135 www.vostlit.info

[lxxxvi] Соловьев С.М. История России с древнейших времен т.8 гл.3 http://www.spsl.nsc.ru/history/solov/main/solv08p3.htm

[lxxxvii] Устрялов «Сказания современников о Дмитрии самозванце» изд.2 ч. 1 СПб.: тип. Императорской Российской Академии 1837 г. с 76

[lxxxviii] Белокуров С.А.. Разрядные записи за Смутное время (7113–7121 гг.). М. Императорское общество истории и древностей Российских. 1907 с. 80

[lxxxix] ДРВ т. XIII с. 117

[xc] Чиновный список свадьбы Лжедмитрия I с Мариной Мнишек (отрывок) /Документы и материалы о свадьбе Лжедмитрия I и Марины Мнишек № 9// Дневник Марины Мнишек. Приложение II. М., 1995, с. 172.

[xci] Чиновный список свадьбы Лжедмитрия I с Мариной Мнишек (отрывок) Указ. соч… с. 179

[xcii] Там же, с. 179

[xciii] Там же с. 179

[xciv] Немоевский С. Иностранцы о древней Москве (Москва XV–XVII веков). М. Столица. 1991 с. 210–211 vostlit.info

[xcv] Немоевский С. Указ. соч… с. 212 www.vostlit.info

[xcvi] Немоевский С. Указ. соч…  с. 211 www.vostlit.info

[xcvii] Масса И. Указ. соч…. 135 www.vostlit.info

[xcviii] СГГиД. Ч. 2. № 138. С. 289 – 293

[xcix] По Ульяновский В. Смутное время. – М.: изд. Европа 2006 с.241: ААЭ. Спб., 1836. Т.2. №58. с. 130

[c] Дмитриевский А. Указ. соч…  с. 181

[ci] Масса И. Указ. соч. С. 133–134

[cii] Чиновный список свадьбы Лжедмитрия I с Мариной Мнишек Документы и материалы о свадьбе Лжедмитрия I и Марины Мнишек // Дневник Марины Мнишек. Приложение II. М. Дмитрий Буланин. 1995 №9 http://www.vostlit.info; СГГиД. Ч. 2. № 138. С. 289

[ciii] Дмитриевский А. Указ. соч. 1998 с. 182

[civ] Дмитриевский А. Указ. соч. 1998 с. 182

[cv]. Богданов А.П. Русские патриархи (1589–1700): в 2 т. Т. 1. – М.: ТЕРРА; Республика, 1999. С. 194–195.

[cvi] Масса И. Указ. соч… С. 134  www.vostlit.info

[cvii] Дмитриевский А. Указ. соч. 1998 с. 182

[cviii] Масса И. Указ. соч.  . С. 134

[cix] Белокуров С.П. Указ. соч. с 165

[cx] Карташев А.В. Указ. соч.  с.40

[cxi] Из “Записок” Станислава Немоевского о венчании на царство Марины Мнишек Указ. соч…  с. 185

[cxii] Дневник Польских Послов Часть 1 (Пер. Н. Г. Устрялова) Сказания Современников О Дмитрии Самозванце. Т. 1. Спб. 1859 с. 221–222 www.vostlit.Info

[cxiii] ДРВ, т. XIII С. 9—10

[cxiv] Титов А.А. Записки Станислава Немоевского (1606—1608) // Титов А. А. Рукописи славянские и русские, принадлежащие И. А. Вахрамееву. М., 1907. Вып. 6. Отд. 2. С. 60.

[cxv] Дневник Марины Мнишек. (пер. В.Н. Козлякова) М. Дмитрий Буланин. 1995 С. 53

[cxvi] Карташёв А.В Указ. соч… с.39

[cxvii] Чин бракосочетания Царя Дмитрия Ивановича с Мариной Мнишек// А. П. Богданов. Русские патриархи (1589–1700): в 2 т. Т. 1. – М., 1999, с. 193.

[cxviii] Соловьев С.М. История России с древнейших времен т.8 гл.3 http://www.spsl.nsc.ru/history/solov/main/solv08p3.htm

[cxix] Маржерет говорит о Лжедмитрии: «Он первый хотел короновать женщину ни царицы ни великие княгини по русскому обычаю не коронуются» см. Маржерет, 1982 с. 79,169; Устрялов Н. Сказания современников о Дмитрии Самозванце 3–е изд испр СПб 1859 Ч. 1–2 с. 273;

[cxx] СГГИД т.2 №138 с. 289

[cxxi] Немоевский С. Указ. Соч.. С. 59—60; Пирлинг П. Димитрий Самозванец. С. 348—352.

[cxxii] Пискаревский летописец / ПСЛР т34 л. 631. www.russiancity.ru/books/b61.htm

[cxxiii] Дмитриевский А Указ. соч. с. 182

[cxxiv] Белокуров С.А. Разрядные записи за Смутное время (7113–7121 гг.). М. Императорское общество истории и древностей Российских. 1907 с 8 www. vostlib.ru

[cxxv] Пирлинг П. Из Смутного времени Статьи и заметки 1902 СПб. с. 264;

[cxxvi] Богданов А.П. Русские патриархи: 1589– 1700 гг. с.7 http://krotov.info/history/17/1/bogdanov_03.htm

[cxxvii] Карамзин Н.М. История государство Российского –Спб. 1892 с. 1–12

[cxxviii] Костомаров Н.И. Собрание сочинений кн.8 т. 18 Санкт–Петербург. Тип. Стасюлевича 1905 с. 137

[cxxix] Чиновный список свадьбы Лжедмитрия I с Мариной Мнишек (отрывок) / Документы и материалы о свадьбе Лжедмитрия I и Марины Мнишек // Дневник Марины Мнишек. Приложение II. М.: Дмитрий Буланин. 1995 № 9 с. 182

[cxxx] Карамзин Н.М.. История государства Российского. Т. XI СПб. 1818 с. 134 http://www.kulichki.com/inkwell/text/special/history/karamzin/karahist.htm

[cxxxi] Немоевский С. Иностранцы о древней Москве (Москва XV–XVII веков). М. Столица. 1991 с. 210–211 www.vostlit.info

[cxxxii] Лаврентьев А.В. Царевич – царь – цесарь. Лжедмитрий I, его государственные печати, наградные знаки и медали. 1604 – 1606 гг. СПб.: Изд–во «Дмитрий Буланин», 2001 с. 65.

[cxxxiii] Лихачев Н.П. «Пенязи великокняжеских и царских свадеб». Труды Московского нумизматического общества Том1. под ред. В.К. Трутовскаго и В.А. Уляницкаго М. 1889 г. 108

[cxxxiv] СГГиД. Ч. 2. № 138 Указ. соч.. с. 182.

[cxxxv] Там же с. 182–183.

[cxxxvi] Лаврентьев А.В. Царевич – царь – цесарь. Лжедмитрий I, его государственные печати, наградные знаки и медали. 1604 – 1606 гг. СПб.: Изд–во «Дмитрий Буланин», 2001 с. 65/221 с.

[cxxxvii] Снисходительный Игнатий // Богданов А. П. Русские патриархи (1589—1700): В 2 т. Т. 1. – М., ТЕРРА; Республика, 1999. с.19 http://krotov.info/history/17/1/bogdanov_02.htm

[cxxxviii] Паерле Г. (пер. Н. Г. Устрялова) Сказания современников о Дмитрии Самозванце. Т. 2. СПб. 1859 с.  89 www.vostlit.info

[cxxxix] Масса И. Указ. соч…  с. 135

[cxl] СГГиД. Ч. 2. № 138. С. 289— 293

[cxli] Титов А. А. Записки Станислава Немоевского (1606—1608) // Титов А. А. Рукописи славянские и русские, принадлежащие И. А. Вахрамееву. М., 1907. Вып. 6. Отд. 2. С. 56—6;/ Документы и материалы о свадьбе Лжедмитрия I и Марины Мнишек // Дневник Марины Мнишек. Приложение II. М. Дмитрий Буланин. 1995 с. 186 http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1600–1620/Svadba_Dmitrij_Marina/text.htm

[cxlii] Олеарий А. Описание путешествия в Московию Книга III, глава 8 / Пер. с нем. А.С. Ловягина – М. Русич. 2003, с. 194

[cxliii] СГГиД. Ч. 2. № 138. С. 289— 293

[cxliv] СГГиД. Ч. 2. № 138.; Документы и материалы о свадьбе Лжедмитрия I и Марины Мнишек // Дневник Марины Мнишек. Приложение II. М. Дмитрий Буланин. 1995). – Чиновный список свадьбы Лжедмитрия I с Мариной Мнишек (отрывок) № 9 С.183 www.vostlit.info

[cxlv] Немоевский С. Иностранцы о древней Москве (Москва XV–XVII веков). М. Столица. 1991 с. 210–211 www.vostlit.info

[cxlvi] СГГиД. Ч. 2. № 138; Документы и материалы о свадьбе Лжедмитрия I и Марины Мнишек // Дневник Марины Мнишек. Приложение II. М., 1995, с.183. www.vostlit.info

[cxlvii] Устрялов Н.Г. «Сказания современников о Дмитрии самозванце» изд. 2 ч. 1 – СПб тип. Императорской Российской Академии 1837 г. с76; Карамзин Н.М. Указ. соч.  http://www.kulichki.com/inkwell/text/special/history/karamzin/karahist.htm

[cxlviii] Устрялов Н.Г. 1837 г. Указ. соч. с 76

[cxlix] Дмитриевский А. Указ. соч…  с. 183

[cl] Белокуров С.П. Разрядные записи за Смутное время (7113–7121) – М. Типография Штаба Московскаго военнаго Округа. Остожевка, 1907 с 165

[cli] Устрялов Н.Г. 1837 Указ. соч.  с. 77

[clii] Олеарий А. Описание путешествия в Московию Книга III, глава 8 / Пер. с нем. А.С. Ловягина – М. Русич. 2003, с.213

[cliii] Масса И. 1936. Указ. соч. с. 135

[cliv] Конрад Буссов. Московская хроника. 1584–1613. М–Л. АН СССР. 1961 с. 117

[clv] Устрялов Н.Г. 1837 г. Указ. соч.  с 77

[clvi] Записки львовского аптекаря о событиях 1606 г. в Москве (пер. Р. Бодуэн де–Куртенэ)// Журнал министерства народного просвещения. № 5. 1895 c. 62 www.vostlib.info

[clvii] Станислав Колачкевич Новый свидетель эпохи убиения Димитрия Самозванца // Исторический вестник. № 5, 1895 с. 534 www.vostlib.info

[clviii] Конрад Буссов. Указ. соч.  с. 117

[clix] Немоевский С. Иностранцы о древней Москве (Москва XV–XVII веков). М. Столица. 1991 с.212 vostlit.info

[clx] Карамзин Н.М.  Указ. соч.  http://www.kulichki.com/inkwell/text/special/history/karamzin/karahist.htm

[clxi] Масса И. Указ. соч. с. 136; Паерле Г. Указ. соч. 1859 г. с. 188 www.vostlit.info

[clxii] Соловьев С.М.. История России с древнейших времен. Т.8, гл. 4 // С.М. Соловьев www.spsl.nsc.ru/history/solov/main/solv08p4.htm

[clxiii] Свадьба царя Василия Ивановича Шуйского с княжной Марьей Петровной Буйносовой–Ростовской состоялась 17 января 1607 г. См.: Государственное древлехранилище хартий и рукописей. М., 1973. № 268. С. 123

[clxiv] Белокуров С.П. Разрядные записи за Смутное время (7113–7121) Указ. соч. 1907 с 204–205

[clxv] Козляков В.Н. Василий Шуйский. – М.: Молодая гвардия, 2007. ил. С. 144

[clxvi] Дела польские в Москве и в Ярославле лета господня 1608 / Дневник Марины Мнишек Пер. Козлякова В.Н. Спб 1995 с. 104. www.vostlit.Info/Texts/Rus6/Mnischek/Frametext0.Htm Книга. 3

[clxvii] Белокуров С.П Указ. соч. С 160; ДРВ т. ХІІІ – с. 122.

[clxviii] См. Терново–Орловский Иоанн, Высокогорский Аарон «Описание седьми старинных свадеб: великаго князя Василиа Иоанновича Храбраго (а), и великих государей, царей и великих князей: Иоанна Василиевича Грознаго (б), Василиа Иоанновича Шуйскаго (в), Михаила Феодоровича Романова (г). : Какие при оных по тогдашнему обыкновению происходили обряды». М.: Унив. тип., у Ридигера и Клаудия 1798 г. с. 26 http://sigla.rsl.ru/

[clxix] Козляков В.Н. Указ. соч.. с.145

[clxx] Белокуров С.П. Указ. соч.  С 270

[clxxi] Белокуров С.П. Там же С 270

[clxxii] Костомаров Н.И. Собрание сочинений кн.8 т. 18 Санкт–Петербург. Тип. Стасюлевича 1905 с. 133 /1086 с.; ДРВ т. XIII с. 9

[clxxiii] Белокуров С.П. Указ. соч. с. 270

[clxxiv] ДРВ т. XIII с. 123–124

[clxxv] Тюменцев И.О. Список сторонников царя Василия Шуйского (Новая находка в Шведском государственном архиве) // Археографический ежегодник за 1992 год. М., 1994. с. 318

[clxxvi] Белокуров С.П. Указ. соч. с. 269

[clxxvii] Белокуров С.П. Указ. соч. с. 270

[clxxviii] Описание седьми старинных свадеб М. 1798 г. с. 29 РГИБ

[clxxix] Белокуров С.П. Указ. соч. с. 270

[clxxx] Описание седьми старинных свадеб Указ. соч. с. 5

[clxxxi] Козляков В.Н. Указ. соч. с. 145

[clxxxii] Белокуров С.П. Указ. соч.  с. 270

[clxxxiii] Белокуров  С.П. Указ. соч. С 270 Там же

[clxxxiv] Белокуров  С.П. Указ. соч. С 270 Там же

[clxxxv] Белокуров  С.П. Указ. соч. С 270 Там же

[clxxxvi] Белокуров  С.П. Указ. соч. С 270 Там же

[clxxxvii] Белокуров  С.П. Указ. соч. С 271 Там же

[clxxxviii] Белокуров  С.П. Указ. соч. С 271 Там же

[clxxxix] Белокуров  С.П. Указ. соч. С 270 Там же

[cxc] Белокуров  С.П. Указ. соч. С 271 Там же

[cxci] Козляков В.Н. Указ. соч.. с.145

[cxcii] Белокуров  С.П. Указ. соч. С 271 Там же

[cxciii] Скрынников Р.Г.. Василий Шуйский М.: Изд: АСТ  2002 г. www.rutracker.org.

[cxciv] Дмитриевский А. Указ. соч. с.185

[cxcv] Масса И. Указ. соч. с. 173

[cxcvi] Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории Ч.2 www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Plat/_14.php

[cxcvii] Богданов А.П. Указ. соч… с. 198.

[cxcviii] ДРВ т.XIII с. 137–138

[cxcix] СГГиД т.3 «Две окружные Грамоты (в списках) Государя Царя Михаила Федоровича и патриарха Филарета Тобольскому и Сибирскому Архиепископу Киприану: об отправлении благодарственного молебствования, по случаю бракосочетания Государя с Княжною Мариею Владимировною, дочерью Боярина Князя Владимира Тимофеевича Долгорукаго, и о присылке, для поздравления Высокой четы, священников и старцев с иконами и дарами. С приложением образца, как молиться за Царицу. – Писаны 1624, Октября 2» Грамота № 67 с 270

[cc] СГГиД. Ч.3 № 69. с. 274

[cci] По: Морохин А.В. «К истории первого брака царя Михаила Федоровича». Государство и общество в России XV – начала XX века: Сборник статей памяти Николая Евгеньевича Носова / Санкт–Петербургский институт истории РАН. – Спб.: Наука, 2007. с. 250: Действия Нижегоодской губернской ученой архивной комиссии (далее – Действия НГУАК). Нижний Новгород, 1913. Т. 14. с. 20

[ccii] Забелин И.Е. – Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. гл. Материалы М., 1869 г. с. 248

[cciii] Мазуринский летописец // ПСРЛ – М., 1968. Т. 31. с. 159

[cciv] Забелин И.Е.Указ. соч. 1869 с. 70

[ccv] Забелин И.Е. Указ. соч… 1869 г.  с. 70

[ccvi] Забелин И.Е. «Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях». М.: Изд. Транзиткнига.. 2005 с. 856

[ccvii] Забелин И.Е. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. гл. Материалы – М., Изд. Транзиткнига 2003 г.  с. 690.

[ccviii] Викторов А. Описание записных книг и бумаг старинных дворцовых приказов – М., 1877 г.  Вып. 1. с. 241

[ccix] По: Морохин А.В. «К истории первого брака царя Михаила Федоровича». Государство и общество в России XV – начала XX века: Сборник статей памяти Николая Евгеньевича Носова / Санкт–Петербургский институт истории РАН. – Спб.: Наука, 2007. с. 250/603 с.: Милорадович А.А. Царица Мария Владимировна // Русский архив, 1897. № 9 с. 8

[ccx] ДРВ т.XIII с 139

[ccxi] Терещенко A. Быт русского народа  – М.: 1848 г. с. 40

[ccxii] ДРВ т.XIII с 140

[ccxiii] Дворцовые Разряды. 1612–1628. Том 1. СПб. 1850 г. с. 1220 www.vostlit.info

[ccxiv] ДРВ т.XIII с 144–145

[ccxv] ДРВ т.XIII с 143

[ccxvi] Забелин И.Е. – Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. гл. Материалы М., 1869 г.   с. 68

[ccxvii] ДРВ т.XIII с 144–145

[ccxviii] ДРВ т.XIII с 142

[ccxix] Забелин И.Е. Указ. соч. 1869 г.    с. 70

[ccxx] ДРВ т.XIII с 143

[ccxxi] ДРВ т.XIII с 141

[ccxxii] Дворцовые Разряды Указ. соч. с. 1217

[ccxxiii] ДРВ т.XIII с 144

[ccxxiv] Дворцовые Разряды. Указ. соч. с. 1221

[ccxxv] Дворцовые Разряды. Указ. соч. с. 1220

[ccxxvi] Сахаров И.П. Сказания русского народа. Том 2. Спб.:. 1849 г. с. 18

[ccxxvii] ДРВ т.XIII с 143

[ccxxviii] Сахаров И.П. Сказания русского народа. Том 2. Спб.. 1849 с. 18

[ccxxix] Дворцовые Разряды. Указ. соч.  с. 1220

[ccxxx] Дворцовые Разряды. Там же  с. 1220

[ccxxxi] Дворцовые Разряды Там же с. 1221

[ccxxxii] Дворцовые Разряды Там же  с. 1221

[ccxxxiii] Забелин И.Е. Указ. Соч. 1869 с 70

[ccxxxiv] Дворцовые Разряды. Указ. соч. 1850. Стб 633,. 644

[ccxxxv] Новый летописец // ПСРЛ М., 1965 Т. XIV С. 151

[ccxxxvi] Забелин И.Е. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. гл. Материалы М., 2003 с. 640.

[ccxxxvii] По Морохин А.В. Указ. соч.: Милорадович А.А. Царица Мария Владимировна. С. 24

[ccxxxviii] Новый летописец с. 406 http://krotov.info/acts/17/1/nov_let1.htm

[ccxxxix] Татищев В.Н. История Российская // Татищев В.Н. Собрание сочинений. М., Ладомир 1996. Т. 7 с. 160, 167

[ccxl] СГГиД. Ч. 3. № 72 «Чин бракосочетания (в списке) государя царя Михаила Феодоровича с девицею Евдокиею Лукиановною, дочерию боярина Лукиана Степановича Стрешнева. 1626, февраля 5». – М.: Тип. Н.С. Селивановского, 1822

[ccxli] ДРВ т. XIII с145

[ccxlii] Забелин И.Е. Домашний быт русского народа в XVI и XVII ст. Том 2. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. Изд..3–е с доп. –М.: тип. Мамонтова 1901 г. с.435

[ccxliii] ДРВ т. XIII с 145

[ccxliv] ДРВ т. XIII с 148

[ccxlv] СГГиД 3 Ч. 3. № 72 «Чин бракосочетания (в списке) государя царя Михаила Феодоровича с девицею Евдокиею Лукиановною, дочерию боярина Лукиана Степановича Стрешнева. 1626, февраля». 5. – М.: Тип. Н.С. Селивановского, 1822с. 279

[ccxlvi] Там же с. 279

[ccxlvii] ДРВ т. XIII С. 151

[ccxlviii] Сахаров И.П. Сказания русского народа. Том 2. Спб.. 1849 с. 13

[ccxlix] ДРВ т. XIII С. 151

[ccl] Сахаров И..П. Указ. соч. 1849 с. 12

[ccli] СГГИД 3 Ч. 3. № 72 с. 281

[cclii] ДРВ т. XIII № 72 с 149

[ccliii] ДРВ т. XIII № 72 с. 149

[ccliv] Там же

[cclv] Там же c. 151

[cclvi] Там же

[cclvii] Там же  с. 151

[cclviii] Там же  с. 151

[cclix] ДРВ т. XIII № 72  с 157; СГГИД 3 Ч. 3. № 72 Указ. соч… с. 283

[cclx] ДРВ т. XIII  с 157

[cclxi] Там же  с. 157

[cclxii] СГГИД 3 Ч. 3. № 72 Указ. соч… с. 283

[cclxiii] СГГИД 3 Ч. 3. № 72 с. 284

[cclxiv] ДРВ т. XIII № 72 с. 162

[cclxv] ДРВ т. XIII № 72 с. 164

[cclxvi] Сахаров И.П. указ. Соч. с. 17

[cclxvii] ДРВ т. XIII № 72  с. 9

[cclxviii]  Там же  с. 164

[cclxix]  Там же  с. 164

[cclxx]  Там же с.164

[cclxxi]  Там же  с. 164

[cclxxii] ДРВ т. XIII № 72 с.166; СГГИД 3 Ч. 3. № 72  с. 286

[cclxxiii] СГГИД 3 Ч. 3. № 72 Указ. соч.  с. 286

[cclxxiv] СГГИД 3 Ч. 3. № 72 Указ. соч… с. 287

[cclxxv] СГГИД 3 Ч. 3. № 72 Указ. соч.  с  287

[cclxxvi]  ДРВ т. XIII с.167; СГГИД 3 Ч. 3. № 72 Указ. соч. с. 287

[cclxxvii] ДРВ т. XIII № 72 с. 169

[cclxxviii] ДРВ т. XIII  № 72 с. 171

[cclxxix] Сахаров И.П. Указ. соч. 1849 с. 21

[cclxxx] ДРВ т. XIII № 72 с. 171

[cclxxxi] Костомаров Н.И. Собрание сочинений кн.8 т. 18 Санкт–Петербург. Тип. Стасюлевича 1905 г. с. 139

[cclxxxii] СГГИД 3 Ч. 3. № 72 Указ. соч.  с. 288

[cclxxxiii] См.: Степанов К.П. Народные праздники на Святой Руси. – М., 1992. С. 47.

[cclxxxiv] СГГИД 3 Ч. 3. № 72 Указ. соч.  с. 289

[cclxxxv] Преображенский А.А., Морозова Л.Е., Демидова Н.Ф. Первые Романовы на Российском престоле. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2000. – 456 стр., ил. С.117

[cclxxxvi] Пелевин Ю.А.; изобр. – Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых. – М.: Издание П. Бекетова, 1810. Л. 19.

[cclxxxvii] СГГИД 3 Ч. 3. № 72 Указ. соч. с. 288–289

[cclxxxviii] Там же  с.  288–289

[cclxxxix] ДРВ т. XIII С. 173

[ccxc] СГГИД 3 Ч. 3. № 72 «Чин бракосочетания (в списке) государя царя Михаила Феодоровича с девицею Евдокиею Лукиановною, дочерию боярина Лукиана Степановича Стрешнева. 1626, февраля». 5. – М.: Тип. Н.С. Селивановского, 1822с. 290; ДРВ т. XIII С. 290

[ccxci] Андреев И.Л. Алексей Михайлович. – М.: Мол. Гвардия, 2033. – с. 83 [2] с.: ил. – (ЖЗЛ: сер. Биог. Вып. 834);

[ccxcii] Берх В.Н. Царствование царя Алексея Михайловича. Части 1–2. С.–Петербург 1831 c.46

[ccxciii] Забелин И.Е. – Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. гл. Материалы М., 1869 с. 253

[ccxciv] Котошихин Г.К. О России в царствование Алексея Михайловича. Современное сочинение Григория Котошихина. Издание 3. СПб, 1884. с. 6 www.rutracker.org

[ccxcv] Майерберг А. (пер. А. Н. Шемякина) Путешествие в Московию барона Августина Майерберга, члена императорского придворного совета и Горация Вильгельма Кальвуччи, кавалера и члена правительственного совета Нижней Австрии, послов августейшего римского императора Леопольда к царю и великому князю Алексею Михайловичу, в 1661 году, описанное самим бароном Майербергом. М. Императорское общество истории и древностей Российских. 1874 г. с. 112/ www.vostlib.info

[ccxcvi]  ДРВ т. XIII c. 181:

[ccxcvii]  ДРВ т. XIII Там же  с. 174

[ccxcviii] Терещенко А. Быт русского народа. Ч.2. Свадьбы. С.–Петербург 1848 с. 68

[ccxcix]  ДРВ т. XIII Указ. соч. с. 190

[ccc]  ДРВ т. XIII Там же  с.  177

[ccci]  ДРВ т. XIII Там же  с.  187

[cccii]  ДРВ т. XIII Там же  с.  188

[ccciii]  ДРВ т. XIII Там же  с.  188

[ccciv]  ДРВ т. XIII Там же  с.  188

[cccv] Сахаров И.П. Сказания русского народа. Том 2. СПб.. 1849 с. 15

[cccvi]  ДРВ т. XIII Там же  с.  175, 188

[cccvii]  ДРВ т. XIII Там же  с.  189

[cccviii]  ДРВ т. XIII Там же  с.  182

[cccix]  ДРВ т. XIII Там же  с.  183

[cccx]  ДРВ т. XIII Там же  с.  191

[cccxi]  ДРВ т. XIII с. 197

[cccxii] Терещенко А. Указ. соч. 1848 с. 71.

[cccxiii] Котошихин Г.К. Указ. соч… 1884 г. с. 4

[cccxiv] Терещенко A. Указ. соч. 1848 с 179

[cccxv] Домострой С.–Петербург 1902 с. 73

[cccxvi]  ДРВ т. XIII С.198

[cccxvii] Терещенко А. Указ. соч. 1848 с. 72.

[cccxviii]  ДРВ т. XIII с. 199

[cccxix] Ян Стрейс (пер. Э. Бородиной) Три путешествия. М.: изд. ОГИЗ–Соцэкгиз. 1935 г. с. 167

[cccxx] Олеарий А. Указ. соч. с. 196

[cccxxi]  ДРВ т. XIII с. 203

[cccxxii]  ДРВ т. XIII Там же  с.  203

[cccxxiii] Забелин И.Е. – Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. гл. Материалы М., 1869 г. с. 258

[cccxxiv] Самуил Коллинс. Нынешнее состояние России, изложенное в письме к другу, живущему в Лондоне. Сочинение Самуила Коллинса, который девять лет провел при Дворе московском и был врачом царя Алексея Михайловича (пер. П. Киреевского) // Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. М. 1846 с. 4 www.vostlib.info

[cccxxv]  ДРВ т. XIII с. 206

[cccxxvi] Терещенко А. Указ. соч. 1848 с. 69

[cccxxvii] Терещенко А. Указ. соч… 1848 с. 72

[cccxxviii]  ДРВ т. XIII с. 206

[cccxxix] Котошихин Г.К. Указ. соч…, 1884 с. 4

[cccxxx] Терещенко A. Указ. соч. 1848 г. с. 181–182

[cccxxxi] ДРВ т. XIII с 183

[cccxxxii]  Там же  с. 208

[cccxxxiii]  Там же  с. 208

[cccxxxiv]  Там же  с. 210

[cccxxxv]  Там же  с. 209–210

[cccxxxvi]  ДРВ т. XIII с. 184

[cccxxxvii] Самуил Коллинс. Указ. соч.  1846 с. 4

[cccxxxviii]  Там же  с. 211

[cccxxxix]  Там же  с. .211

[cccxl] Там же  с. 214

[cccxli] Андреев И.Л. Алексей Михайлович. – М.: Мол. Гвардия, 2033. – с. 85/638[2] с.: ил. – (ЖЗЛ: сер. Биог. Вып. 834)

[cccxlii] Самуил Коллинс. Указ. соч.  1846 с. 10

[cccxliii] ДРВ т. XIII  с. 214

[cccxliv] Там же  с. 223

[cccxlv] Сахаров И.П. Указ. соч. 1849 с. 22

[cccxlvi] ДРВ т. XIII с. 223–227

[cccxlvii] Котошихин Г.К. Указ. соч…, 1884с. 8

[cccxlviii] ДРВ т. XIII Там же  с. 223

[cccxlix]Котошихин Г.К. Указ. соч. 1884 с. 8

[cccl] Терещенко A. Указ. соч. с 76

[cccli] Андреев И.Л. Указ. соч.  с 589

[ccclii] По Андреев: И.Л. Забелин И.Е. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях. М., 2001. Т. II с. 252–253; РГАДА. Ф. 27. № 287 Л.1–9

[cccliii] Андреев И.Л. Указ. Соч. С. 590

[cccliv] Забелин И.Е. Указ. соч.. 1869 с. 261–262

[ccclv] Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей: с341

[ccclvi] Кавелин Л.А. Разрядные записки о лицах, бывших на вторых свадьбах царя и великого князя Михаила Федоровича в 1622 г. и царя и великого князя Алексея Михайловича в 1671 году. 1885. с. 25

[ccclvii] ДРВ т. XIII с. 233

[ccclviii] Кавелин Л.А. Указ. соч. с. 21–22

[ccclix] Рентенфельс Я. Сказания светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии (пер. А. И. Станкевича) // Утверждение династии. М. Фонд Сергея Дубова. 1997 с. 295

[ccclx] Кавелин Л.А. Указ. соч.  с. 15

[ccclxi] Кавелин Л.А. Там же с. 22

[ccclxii] Кавелин Л.А. Там же с. 17

[ccclxiii] Преображенский А.А., Морозова Л.Е., Демидова Н.Ф. Первые Романовы на Российском престоле. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2000. –, ил. с. 334

[ccclxiv] Алмазов А. Сообщения западных иностранцев XVI – XVII в о таинстве в русской церкви Казань 1900. с. 70

[ccclxv] Костомаров Н.И. Собрание сочинений кн.8 т. 18 Санкт–Петербург. Тип. Стасюлевича 1905 с. 137 /1086 с.

[ccclxvi] Андреев И. с 596

[ccclxvii] Рентенфельс Я. Указ. соч.. 1997 с. 295

[ccclxviii] Костомаров Н.И.. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей кн. 2 Вып. 4 и 5. .М.: «Книга» 1991 г. с. 99

[ccclxix] Кавелин Л.А. Указ. соч.. с. 22

[ccclxx] Кавелин Л.А. Там же  с. 18

[ccclxxi] Кавелин Л.А. Там же  с. 24

[ccclxxii] Кавелин Л.А Там же  с. 33

[ccclxxiii] СГГиД . «Грамота Сибирского и Тобольского митрополита Корнилия к Туринскому воеводе Матвею Беклемишеву: об отправлении в Туринск молебствия со звоном, по случаю бракосочетания вторым браком Государя Царя Алексея Михайловича с девицею Наталией Кирилловною Нарышкиной» Ч.4 М. 1826г. № 73 с. 257

[ccclxxiv] Забелин И.Е. – Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. гл. Материалы М., 1869 с. 266; Берх В.Н. Царствование Федора Алексеевича и история перваго стрелецкаго бунта Ч.1 С.–Петербург с. 84

[ccclxxv] Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей кн. 2. – М.: «Книга», 1991. с. 465

[ccclxxvi] Берх В.Н. Царствование Федора Алексеевича и история перваго стрелецкаго бунта Ч.1 С.–Петербург с. 84

[ccclxxvii] Лев Гунин Пацы: магнаты вкл. Бобруйск. История, культура и традиции Рязанского края. www.balandin.net/Gunin/Bobruisk/CHAPTER_4/pacy.htm 13 октября 2010.

[ccclxxviii] Забелин И.Е. – Указ. соч. 1869 с. 266–267

[ccclxxix] Красницкий А.И. XLIII / Суженный // Царица–полячка. – СПб: Петрокон, 1994.

[ccclxxx] Богданов А.П. Царь Федор Алексеевич. М.:Изд–во Университета Российской Академии Образования. 1998.Седмица.ru www.sedmitza.ru/text/443619.html..

[ccclxxxi] Берх В.Н. Указ. соч. 1834 г. с.84

[ccclxxxii] Сахаров А. Пётр Великий Т. 1. Романовы. Династия в романах. www.erlib.com/ Homes&Communities.

[ccclxxxiii] СГГиД. Т.4. № 121

[ccclxxxiv] О сочетании браком благоверного царя Федора Алексеевича с царицею Агафьей Семеновной / ДРВ ч. XI с. 192

[ccclxxxv] Преображенский А.А., Морозова Л.Е., Демидова Н.Ф. Первые Романовы на Российском престоле. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2000. –., ил. с. 367

[ccclxxxvi] Преображенский А.А Там же  с. . с. 367

[ccclxxxvii] Указ. Соч. / ДРВ ч. XI с. 192

[ccclxxxviii] ДРВ ч. XI с. 192

[ccclxxxix] Преображенский А.А., Указ. соч.. с. 368

[cccxc] Забелин И.Е. – Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. гл. Материалы М., 1869 с. 266–267

[cccxci] Викторов А.Е. Описание записных книг и бумаг старинных дворцовых приказов 1584–1725 г. Выпуск 2 М.: 1883 г.– с. 524

[cccxcii] Забелин И.Е. Указ. соч. 1869 с. 156

[cccxciii] Берх В.Н. Указ. соч.  1834 г. –с 91:

[cccxciv] Берх В.Н. Указ. соч. 1834 г. –с 91; По Берх В.Н.: Theatrum Europæum. Т 12 с. 441

[cccxcv] Татищев В.Н. История Российская Т. 3 — М.: Изд.:Ермак 2005 г. с. 853

[cccxcvi] Карташев с.40

[cccxcvii] Указ.соч./ ДРВ ч. XI с. 193–194

[cccxcviii] Олеарий А. Указ. Соч. с. 204

[cccxcix] Татищев В.Н. Указ. соч.  2005 г. с. 853

[cd] Татищев В.Н. Указ. соч.  2005 г. с. 853

[cdi] ДРВ ч. XI с. 193–194

[cdii] ДРВ ч. XI с. 194

[cdiii] Богданов А.П. Царь Федор Алексеевич www.sedmitza.ru/text/443619.html

[cdiv] Макашина Т.С. Свадебный обряд / «Русские» сборник под ред. Ю.Б. Симченко, В.А. Тишкова. М.: «Наука» 1999 с. 466 http://www.booksite.ru/fulltext/rus/sian/index.htm

[cdv] Снегирев И Русские простонародные праздники и суеверные обычаи Часть–1 М.: 1837 с. 69

[cdvi] Забылин М. Русский народ его обычаи обряды, предания, суеверия и поэзия М.:1880 С. 116–117/618

[cdvii] Терещенко A. Быт русского народа Ч.2 СПб 1848 с.33

[cdviii] Терещенко Там же с. 32

[cdix] Соловьев С.М. – Очерк нравов, обычаев и религии славян, преимущественно восточных, во времена языческия М.: 1850. с. 8

[cdx] Забылин М. Указ. соч. 1880 С. 115

[cdxi] Повесть временных лет по Лавр. летоп., т. I. Под ред. Адриановой–Перетц, перевод Д.С.Лихачева – М. – Л., 1950, http://www.old–russian.chat.ru/01povest.htm,

[cdxii] Терещенко А. Указ. Соч. с.29

[cdxiii] Хрестоматия по «Курсу русской истории» В.О. Ключевского. [С древнейших времен до 1725 г.]; Т. 1. – М., 2008, с. 345.

[cdxiv] Скрынников Р.Г. Российское государство при Василии III http://www.rummuseum.ru/lib_s/skrynn03.php

[cdxv] Хрестоматия по указ.соч. с. 350.

[cdxvi] «Указ Ивана IV» по С.М. Соловьеву Указ. соч..

[cdxvii] Костомаров Н.И. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях / под общ. ред. И.И. Павленко. – М., 1992, с. 267.

[cdxviii] Богданов А.П. Русские патриархи (1589–1700): в 2 т. Т. 1. – М., 1999. с. 191.

[cdxix] Седерберг Г. Заметки о религии и нравах русского народа во время пребывания его в России с 1709 по 1718 год. (пер. А.А. Чумикова) // Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. № 2. М. 1873 с. 23 www.vostlit.info

[cdxx] Соловьев С.М. Указ. соч. 1850. с. 9

[cdxxi] Терещенко A. Указ. соч. 1848 с. 37–38

[cdxxii] Терещенко А. Указ. соч. с. 36

[cdxxiii] Терещенко A. Указ. соч. с. 33

[cdxxiv] Терещенко A. Там же с. 26

[cdxxv] Соловьев С.М. Указ. соч. 1850. 54 с

[cdxxvi] Терещенко . Указ. соч. 1848 с. 27

[cdxxvii] Успенский Ф.И. Брак царя Ивана III Васильевича с Софьей Палеолог. – Исторический вестник. 1887, т. 8. № 11.; Пирлинг П.. Россия и Восток. Царское бракосочетание в Ватикане, Иван III и София Палеолог. 1892.

[cdxxviii] Терещенко А. Указ. соч. с. 40

[cdxxix] Сахаров И.П. Сказания русского народа. Том 2. Книга 5–8 Спб.. 1849 с. 8–9

[cdxxx] Забылин М. Указ. соч..:1880 С. 121

[cdxxxi] Терещенко А. Указ. соч. с.38

[cdxxxii] Сумцов Н.Ф. О свадебных обрядах преимущественно русских. Харьков. Тип. Попова 1881 г. 93 /206 с.

[cdxxxiii] Забылин М. Указ. соч. 1880 С. 134/618

[cdxxxiv] Забылин М. Указ. соч. 1880 С. 141/618

[cdxxxv] Сумцов Н.Ф. О свадебных обрядах преимущественно русских. Харьков. Тип. Попова 1881 г. 90.

[cdxxxvi] ДРВ т. XIII с. 2–3

[cdxxxvii] Энциклопедия обрядов и обычаев. Составители: Брудная Л. И. Гуревич 3. М. Дмитриева О. Л. Художники: Буянова Е. Д. Ильин А. Е.Спб.: «РЕСПЕКС», 1996.,560 с.

[cdxxxviii] Сумцов Н.Ф. О свадебных обрядах преимущественно русских. Харьков. Тип. Попова 1881 г. с. 62 .

[cdxxxix] Терещенко A. Указ. соч. 1848 с. 3–4

[cdxl] Терещенко A. Указ. соч. 1848 с. 3–4

[cdxli] Терещенко A. Указ. соч. 1848 с. 3–4

[cdxlii] Терещенко A. Там же с. 3–4

[cdxliii] Забылин М. Указ. соч. 1880 с. 116–117

[cdxliv] Терещенко A. Указ. соч. 1848 с. 26

[cdxlv] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 81.

[cdxlvi] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 86

[cdxlvii] Терещенко А. Указ. соч. с.40

[cdxlviii] Забылин М. Указ. соч. 1880 с. 118–119

[cdxlix] Ветхий Завет. Бытие Гл.24, 65 http://jesuschrist.ru/bible/

[cdl] Терещенко А. Указ. соч. с.37

[cdli] Терещенко A. Там же с. 3–4

[cdlii] Терещенко А. Указ. соч. с. 29

[cdliii] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 78.

[cdliv] Сумцов Н.Ф. Там же с. 28

[cdlv] Терещенко А. Указ. соч. с. 38

[cdlvi] Забылин М. Указ. соч.:1880 С. 119/618

[cdlvii] Описание седьми старинных свадеб Указ. соч. с. 7

[cdlviii] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 93 .

[cdlix] Терещенко А Указ. соч. с.41–42

[cdlx] Забылин М. Указ. соч. с. 119

[cdlxi] Терещенко A. Указ. соч. с. 38

[cdlxii] ДРВ т. XIII с. 33

[cdlxiii] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 100

[cdlxiv] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 102

[cdlxv] Терещенко A. Указ. соч. с.39

[cdlxvi] Забылин М. Указ. соч. с. 116–117

[cdlxvii] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 125 .

[cdlxviii] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 133.

[cdlxix] Погодин М. Древняя русская история до монгольского ига.. Том II. М. 1871 с. с 748–749

[cdlxx] Снегирев И Русские простонародные праздники и суеверные обычаи Часть–1 М.: 1837 с. 79

[cdlxxi] Забылин М. Указ. соч. с. 118

[cdlxxii] Погодин М. Указ. соч.. 1871 г. с 748–749

[cdlxxiii] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 121

[cdlxxiv] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 122.

[cdlxxv] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 90

[cdlxxvi] Забылин М. Указ. соч. с. 116

[cdlxxvii] Терещенко A. Указ. соч. с. 34

[cdlxxviii] Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов. т.1, в 3–х т. – М.: Современный писатель, 1995. с. 105

[cdlxxix] Терещенко А. Указ. соч. с.33

[cdlxxx] Забылин М. Указ. соч. с. 120

[cdlxxxi] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 98

[cdlxxxii] Забылин М. Указ. соч. с. 116–117

[cdlxxxiii] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 97

[cdlxxxiv] Лихачев Н.П. «Пенязи великокняжеских и царских свадеб». Труды Московского нумизматического общества Том 1. под ред. В.К. Трутовскаго и В.А. Уляницкаго М. 1889 г.. с. 104

[cdlxxxv] Constantini porf/ de cerem. Aulae Byzantinae. Lipsiae. 1734 f. По: Снегирев И Русские простонародные праздники и суеверные обычаи Часть–1 – М.: 1837 с. 73

[cdlxxxvi] Снегирев И Указ. соч.: 1837 с. 73

[cdlxxxvii] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 98

[cdlxxxviii] Погодин М. Древняя русская история до монгольского ига. Том II. – М. 1871 с. 748–749

[cdlxxxix] Погодин М. Указ. соч. с 748–749

[cdxc] Забылин М. Указ. соч. с. 28

[cdxci] Терещенко А. Указ. соч. с.39–40

[cdxcii] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 93

[cdxciii] Сумцов Н.Ф. Указ. соч. с. 93–94

[cdxciv] Документы и материалы о свадьбе Лжедмитрия I и Марины Мнишек // Дневник Марины Мнишек. Приложение II. М. Дмитрий Буланин. 1995 с. 184 http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1600–1620/Svadba_Dmitrij_Marina/text.htm

[cdxcv] Сумцов Н.Ф Указ. соч.. с. 21

[cdxcvi] Сахаров И.П. Сказания русского народа. Том 2. Спб. Указ. соч.. 1849 с. 18

[cdxcvii] ДРВ т. XIII с. 188

[cdxcviii] Ульяновский В. Смутное время / В. Ульяновский. — М.: Европа, 2006. ил. №6..

[cdxcix] Составитель – Пелевин Ю.А.; изобр. – Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых. – М.: Издание П. Бекетова, 1810. Л. 47.

[d] Составитель – Пелевин Ю.А.; изобр. – Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых. – М.: Издание П. Бекетова, 1810. Л. 19.

[di] Составитель – Пелевин Ю.А.; изобр. – Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых. – М.: Издание П. Бекетова, 1810. Л. 84.

[dii] Составитель – Пелевин Ю.А.; изобр. – Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых. – М.: Издание П. Бекетова, 1810. Л. 89.

[diii] Составитель – Пелевин Ю.А.; изобр. – Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых. – М.: Издание П. Бекетова, 1810. Л. 95.

[div] Составитель – Пелевин Ю.А.; изобр. – Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых. – М.: Издание П. Бекетова, 1810. Л. 103.

[dv] Составитель – Пелевин Ю.А.; изобр. – Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых. – М.: Издание П. Бекетова, 1810. Л. 121.

[dvi] Подъяпольский С.С. Московский Кремлёвский дворец в XVI веке по данным письменных источников. В кн.: Древнерусское искусство, Спб, 2003. http://www.rusarch.ru/podyapolsky9.htm

[dvii] Сахаров И.П. Сказания русского народа. Том 2. Спб.. 1849 с. 14

[dviii] Богословский М. Быт и нравы русского дворянства в первой половине XVIII века. с. 51/52с

[dix] Сахаров И.П. Сказания русского народа. Том 2. Спб.. 1849 с. 14

———————————————

Автор исследования: Сасов Михаил Михайлович 

Копирование разрешено со ссылкой на  данный сайт.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.